Сколько женщин должно служить в спецназе?

женщины морские пехотинцы

Daily Mail сообщает, что 18-месячная рекламная кампания, призывавшая женщин вступать в Королевскую морскую пехоту Великобритании, завершилась, завербовав в свою элитную учебную программу лишь одну кандидатку. Кампания последовала за прошлогодним решением Дэвида Кэмерона (David Cameron) о снятии запрета на службу женщин в условиях ближнего боя.

Неясно, во сколько обошлась кампания или скольких планировалось завербовать, но результаты рассматриваются как явный провал. Предсказуемо – ведь это же Mail, в конце концов, – целью заметки, судя по всему, является повторение наскучивших консервативных тезисов о женщинах в армии. Но, к счастью, подобные сообщения, в каком-то смысле попадая мимо цели, на самом деле помогают сделать важный экономический вывод о проблемах военных расходов.

Помня об этом, позвольте мне задать несколько вопросов: Откуда мы знаем, что вербовочная кампания провалилась? Каким должно быть «правильное» число женщин-коммандос? Пять? Десять? Десять тысяч? Другими словами, какова ценность для общества каждого новобранца, и каковы издержки?

Ответ прост: мы не знаем.

А не знаем мы потому, что не существует объективного способа измерить издержки и выгоду для общества от вербовки новых солдат, точно так же как невозможно знать, сколько нужно построить кораблей, самолетов или танков или как их строить (если цифры будут положительными, что маловероятно).

Военные расходы – лишь еще одна сфера приложения знаменитого аргумента Мизеса (Mises) об экономическом расчете. Без цен невозможно выразить стоимость производства для общества. Система ценообразования, где предприниматели каждое мгновение договариваются о будущей стоимости земли, труда и капитала, является неотъемлемым инструментом, позволяющим узнать, как лучше использовать эти дефицитные ресурсы. Но без такого процесса общественной оценки остается лишь блуждать во тьме.


Армия неспособна рационально распределять ресурсы, потому что не может их должным образом оценить. Ее финансирование определяется политическим процессом без учета того, сколько расходов требуется на предоставление «услуг» обороны, и уж точно без учета потребительских потребностей. С военными опытно-конструкторскими работами все обстоит еще хуже, как видно из недавнего провала истребителя F-35.

Та же логика применима и к человеческим ресурсам: люди не одинаковы, и без способа соизмерить их усилия невозможно оценить издержки на использование разных людей в разных ролях (это, возможно, одна из причин, почему военные учебные программы часто разработаны так, чтобы сделать новобранцев более однообразными). На рынке стоимость труда определяет предпринимательская конкуренция, но военным организациям приходится принимать решения без подобного ориентира, часто исходя исключительно из политических целей.

Опять же, за отсутствием рынка невозможно определить, сколько нужно тратить на такие проекты, или узнать, что проект провалился и его нужно отменить. Тендеры на правительственные контракты и другие якобы рыночные политические меры ничем не лучше: они лишь мутят воду, приглашая ищущие прибыли фирмы «поиграть в рынок», или, точнее, «поиграть в торговцев смертью».

аватар

МакКаффри, Мэттью

McCaffrey, Matthew

Профессор предпринимательства в Университете Манчестера.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.