Следующий экономический спад

экономический спад

Источник: FREEPRESSONLINE.COM

Автор: Майкл Г. Роскин (Michael G. Roskin)

Фрагментарные признаки указывают на очередной экономический спад. Вот мои опасения неэкономиста относительно того, что может превратить умеренную рецессию в способную составить конкуренцию кризису 2008 г.

1. Новая инвестиционная мода. Накануне финансового краха 2008 г. инвесторы игнорировали риск субстандартных ипотечных закладных, преподносившихся как «обеспеченные долговые обязательства» (collateralized debt obligations (CDO)) и продававшихся как облигации. Когда, подобно Хитрому Койоту, инвесторы поняли, что у них под ногами ничего нет, они рухнули. Раненная американская экономика, даже несмотря на огромную государственную помощь, восстанавливалась медленно.

С тех пор в моде «обеспеченные кредитные обязательства» (collateralized loan obligations (CLO)) – они подобны CDO, но основаны на больших, рискованных «кредитных рычагах» банков, обеспечивающих корпоративные поглощения. Банки не держат кредиты – превышающие $1 трлн, – но сразу же продают их частями хедж-фондам и взаимным фондам. Как и CDO, CLO скрывают риск, потому что несколько кредитов объединяются в один фонд и держатели не могут отличить хорошие кредиты от плохих, из-за чего их невозможно будет продать во время спада, так как никто не может сказать, чего они стоят. Принятые после 2008 г. законы, по большому счету, отодвинуты в сторону. Ведущие инвестиционные банки стали больше, чем когда-либо.

2. Покупка при высоких и продажа при низких ценах. Большая часть сэкономленных на сниженных Трампом (Trump) налогах средств пошла не на продуктивные инвестиции, а на выкуп акций. Выкуп поддерживает высокие цены на акции компаний, вознаграждая управляющих, чьи премиальные зависят от стоимости акций. Так у них появляется извращенная мотивация выкупать акции компании даже при высоких ценах.

При спаде выкупленные акции могут обесцениться, и их откорректированная балансовая стоимость будет ниже цены покупки, из-за чего капитализация корпораций сократится. Если корпорациям нужно будет продать акции, чтобы привлечь капитал, они понесут убытки. Я всегда слышал, что нужно покупать при низких ценах и продавать при высоких. Но мы можем увидеть противоположное, из-за чего некоторые корпорации станут беднее, а то и вовсе обанкротятся.

3. Неограниченный федеральный долг. Так как мрачные прогнозы (в основном со стороны республиканцев) о том, что дефицит будет подстегивать инфляцию и делать госдолг опасным, не сбылись, некоторые экономисты теперь утверждают, что дефицит и долг не имеют значения, так как они в нашей валюте, которую иностранцы любят покупать. Кроме того, нам нужны большие федеральные расходы на инфраструктуру, образование и технологии.

Долг США не достиг переломной точки, ведущей к инфляции и спаду, но не нужно перегибать палку. Сокращение дефицита за счет экономического роста нереалистично; рост на 2% кажется более вероятным, чем на 4%. Конгресс, слишком трусливый, чтобы урезать расходы или существенно повысить налоги, парализует Вашингтон, так что долгу ничего не остается, кроме как расти. Рано или поздно переломная точка может быть достигнута.


Пределы долга неизвестны. Сейчас госдолг США превышает ВВП, но ничего плохого не происходит. Долги Китая и Японии составляют более 200% их ВВП, но юань и иена служат резервными валютами в мировой торговле, на 2/3 деноминированной в американских долларах. Потеря доверия к доллару может ускорить использование других валют в глобальной торговле, ослабив привилегированное положение США как мирового банкира.

4. Слишком большая ликвидность. Богатейшие люди Америки не знают, что делать со своей обильной наличностью. Не существует хорошего, безопасного места, куда можно было бы ее вложить. Подобно стаду буйволов, они носятся по инвестиционному ландшафту в поисках следующего большого бума (эй, как насчет Theranos?). Каждый раз, когда они такой находят, они вливают в него так много наличности, что возникает пузырь.

Федеральная резервная система (ФРС) отслеживает пузыри, но не всегда способна их сдуть. Она не один год была обеспокоена жилищным пузырем, но Конгресс позволял другим агентствам действовать в обход предупреждений ФРС. Трамп политизирует ФРС посредством своих ставленников, обещающих поддерживать низкие, возможно слишком низкие, процентные ставки. Прошлогодняя ликвидность породила «сладкое опьянение», но не производственный бум. Один экономист считает, что инфляция активов (главным образом недвижимости и акций) порождает «пузырь богатства». Его схлопывание резко сократит потребительские расходы, движущие американской экономикой.

5. Ненадежные офшорные убежища. Многие богатейшие американцы, чтобы уклониться от уплаты налогов, выводят свою наличность в банки на небольших карибских островах, часто под прикрытием подставных корпораций. Консультирующие их специалисты по налоговому праву заверяют, что это совершенно надежно. Но так ли это?

Не присваивают ли эти банки себе вклады и не раздают ли безрассудно кредиты? Не могут ли проблемные кредиты их обанкротить? Никто не станет спасать вкладчиков. Каймановы острова не страхуют банковские счета. По крайней мере, вкладчики могут заявить об убытках. Или нет? Поскольку счета подставных компаний скрывают имена собственников, как они могут доказать факт убытков? А если и могут доказать, то они нарушили закон, требующий ежегодно декларировать подобные счета. Возможно, лучше было платить налоги.

6. Рост неравенства. Большая прибыль главных победителей, выгодополучателей от сокращения налогов, подстегнула неравенство доходов до уровня Позолоченного века. Большей части наименее богатой половины, «прекариата», доходов едва хватает, чтобы выжить. Во время спада они станут меньше покупать, что лишь его усугубит. Особенно опасна для них отмена программы Obamacare.

Есть ли у нас законы, институты и воля, чтобы избежать погружения в очередной кризис?

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.