В Израиле закрывают обменники

Источник: DETALY.CO.IL

Автор: Даниэль Долев

обменник в израиле

А.Ф. Фото: Дан Кейнан

В Израиле закрывают многие пункты обмена иностранной валюты – «Change», обменники, или, по их официальному названию, «точки по предоставлению финансовых и валютных услуг»

Как стало известно, причина кроется в борьбе с черным капиталом и отмыванием денег.

Государство запрещает владельцам сотен обменников продолжать работу, утверждая, что у полиции есть против них секретные разведданные. Часть из этих людей никогда не была на допросе в полиции, а Управление рынка капитала отказалось предоставить информацию, которая позволила бы опротестовать решение о закрытии бизнеса.

Бывший начальник Управления по борьбе с отмыванием капитала сказал об обменниках, что огромное количество сделок наличными при отсутствии жесткой регуляции превратило их в опасную «кислородную трубку» для преступных организаций.

Владелец обменника М. сказал: «У меня он уже больше 10 лет, и до сих пор все было в порядке. В 2017 году ввели новое правило, по которому надо получать лицензию, и в октябре прошлого года я подал прошение. В ответ мне сообщили о намерении отказать, поскольку у них есть разведданные, что я занимаюсь отмыванием денег. Меня в жизни не допрашивали, не проводили обыск. Я не понимаю, чего от меня хотят. Я их спрашиваю - они говорят: "Есть разведданные". Поди попробуй с этим справиться».

В последние годы товарооборот обменников в Израиле составляет 150 млрд шекелей в год.

Как заявило в 2017 году Управление по борьбе с отмыванием капитала: «У этой отрасли, предоставляющей валютные услуги - большое общественно-экономическое значение. Она конкурирует с банками, предоставляя услуги той части населения, которая по разным причинам не получает их от банковского сектора».

Под этой «частью населения» подразумеваются прежде всего арабы и ультраортодоксы.

Чтобы не раскрывать разведывательных источников полиции, владельцам обменников показывают только парафразу из одного предложения: «В распоряжении полиции Израиля находится засекреченная информация, связывающая данный вопрос с совершением уголовных преступлений по отмыванию капитала».

Иными словами, владельцам обменников не сообщают никакой конкретной информации. Они могут попросить назначить слушания в Управлении по борьбе с отмыванием капитала, но, не зная, что им инкриминируют, не смогут ответить на претензии в свой адрес.

Управление не передало СМИ точных данных о количестве обменников в Израиле, но об этом можно судить по числу прошений о лицензии: из 2 170 прошений 566 были отклонены, а 849 находятся в процессе рассмотрения. На данном этапе нет возможности узнать, сколько таких прошений уже отклонено или будет отклонено на основе засекреченной полицейской информации, а не по другим причинам.

Адвокат Ури Гольдман, представляющий десятки владельцев обменников, сказал, что решение их закрыть есть ни что иное, как нарушение основополагающей конституционной свободы предпринимательства. По его словам, «законодатель позволил не давать лицензии лицам с судимостью, но Управление по рынку капитала как бы говорит: «Зачем ждать, пока у него будет судимость?» Они берут закон в свои руки и присваивают себе полномочия, которые законодатель им не давал».

Единственная возможность, которая осталась у владельцев обменников – постараться самостоятельно понять, какого рода разведданные попали в полицию.

«Я сижу с клиентом, – пояснил Гольдман, – и дожимаю его, чтобы понять, что могло случиться. То есть провожу тот же допрос, который мог ждать его в Управлении. Иногда мне удается понять, о какой информации идет речь. Допустим, мой клиент подал на кого-то иск из-за долга, и тогда другая сторона, проиграв суд, подает на него жалобу в полицию, обвиняя в угрозах и шантаже. Тогда я могу показать на слушаниях, что речь идет о деловом конфликте».

Адвокаты Гилад Барон и Шани Розен, которые тоже занимаются проблемами владельцев обменников, сказали, что «возникло настоящее искажение вещей, поскольку государственное управление может уведомить человека, что оно намерено лишить его права заработка – в данном случае, в результате отказа в выдаче лицензии. Это – прямое ущемление основополагающих прав, включая право на предпринимательство.


Иное мнение у адвоката Йехуды Шефера, в прошлом – начальника Управления по борьбе с отмыванием капитала и заместителя госпрокурора по уголовным делам. Шефер поддерживает использование разведданных: «Представьте, что речь идет о человеке, которого трижды арестовывали по обвинению в том, что он – сексуальный преступник, и не судили. Вы дадите ему лицензию, чтобы открыть детский сад?

Разведданные – вполне законное дело. Тут есть столкновение с правами гражданина, но на это существует право обжаловать решение в суд. Нельзя превращать разведывательную информацию в доказательства, чтобы не спалить источник, поэтому тот гипотетический человек не сел в тюрьму. В то же время дать ему возможность открыть обменник – то же самое, что дать кислород криминальным группировкам».

«Ни в коем случае нельзя чернить весь этот сектор, – закончил Шефер – потому что в нем есть вполне законные, а порой очень крупные финансовые игроки, которые конкурируют с банками. С другой стороны, в обменниках нет такой же регуляции, как в банках, и тогда возникает лазейка для отмывания капитала».

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.