Воскресенье с Александром Лежавой: «2020 год: год Белой Металлической Крысы или все-таки продолжение года подложенной гигантской Свиньи?»


Любители восточных гороскопов и календарей могли бы возмутиться или даже окрыситься на автора этой заметки за подобный вопрос, но не стоит с этим спешить. Вопрос в реальности далеко не столь тривиальный, как это может показаться на первый взгляд.

Хотя основная тема данного журнала – это деньги, в данной заметке стоит поговорить о еще более важном вопросе, непосредственно связанным с деньгами и благосостоянием общества, о продовольствии. Если точнее, то о таком важном для многих российских граждан продукте питания как свинина и том, что с ней непосредственно связано.

Проблема на самом деле чрезвычайно проста. На фоне широко освещаемой средствами массовой информации торговой войны между США и Китаем по удивительному совпадению китайские (и не только) свиноводческие хозяйства все больше страдают от все более разрастающейся как в этой стране, так и по миру эпидемии Африканской чумы свиней (АЧС). Эту болезнь еще в обиходе называют «свиной эболой».

Эта болезнь безопасна для людей, хотя они и являются ее переносчиками, но смертельна для свиней. Лекарства от нее не существует.

Она вроде бы формально африканская, но почему-то эта эпидемия затронула прежде всего Южную и Юго-Восточную Азию, а также Восточную и Юго-Восточную Европу и частично Россию.

Судя по местам ее распространения, можно было бы предположить, что подобная эпидемия – это результат применения одной из стран, участвующих в торговой войне, биологического оружия, чтобы сделать своего «партнера» более сговорчивым. Однако, поскольку последнее запрещено разнообразными международными соглашениями, и абсолютно все страны (официально демократические прежде всего) их строго придерживаются, подобное предположение можно было бы отнести к очередной «теории заговора», не так ли?

Но давайте посмотрим на происходящее под несколько иным углом. Совсем необязательно применять оружие массового поражения, к которому относится и биологическое оружие, непосредственно против населения своего «партнера». Его можно использовать и против какого-нибудь критически важного для этого населения источника питания. Например, тех же свиней.

Конечно для определенной части населения планеты, не использующей свинину в своем рационе питания, происходящее, возможно, не выглядит чем-то вызывающим беспокойство, но для всех остальных – это серьезно.

Особенно удобно в этом случае и то, что применение биологического оружия – того же вируса АЧС – против животных своего «партнера» фактически невозможно доказать. Достаточно первоначально вбросить эту заразу, например, диким кабанам, а дальше они ее разнесут. Однако это естественное распространение неизлечимой инфекции может быть достаточно длительным процессом, поэтому для его ускорения можно воспользоваться и местными помощниками, которых, если это будет финансово выгодно, заинтересованной стороне найти не представляет особого труда.

И не надо сравнивать то, что происходит с АЧС сейчас, с какой-нибудь опиумной войной XIX века. То, что китайские банды помогали доставлять с кораблей опиум на сушу тогда, а теперь забрасывают инфекцию на местные фермы, где АЧС еще нет, наверняка абсолютно чистое совпадение, не так ли? Поэтому поговорим об этой свинской экономике.

По официальным данным китайских властей, к октябрю месяцу Китай лишился примерно 40% своего поголовья свиней. И это при том, что свинина представляет собой одну из важнейших составляющих местного рациона питания. И это характерно не только для одного Китая.

Если посмотреть несколько шире, то, по текущим оценкам, глобальное поголовье свиного стада в результате этой эпидемии сократилось на 25%, а это один из важнейших источников протеинов для населения всей нашей планеты.

Результат этого вполне прост и очевиден. Когда количество какого-то необходимого товара сокращается при том же количестве денежной массы, цены на него неизбежно растут. Китай потребляет в год 57 миллионов тонн свинины.

В 2018 году за счет импорта он покрывал дефицит в 3 миллиона тонн. В связи со вспышкой АЧС ему в этом году пришлось импортировать уже 9 миллионов тонн свинины, при этом оценивается, что дефицит свинины в этой стране составит примерно 1 миллион тонн. Прогноз на будущий год еще менее оптимистичный. Нехватка местной продукции составит примерно 22 миллиона тонн, из которых за счет обычного импорта будет возможно покрыть не более 10 миллионов. Что же касается 12 миллионов тонн, то этот дефицит традиционным способом, не вызывая серьезных ценовых изменений, покрыть уже не удастся.


И это лишь один из сегментов продовольственного рынка. Общая картина с продовольствием вызывает еще большую озабоченность. Неурожаи в США, потери крупного рогатого скота, когда в этом году только в одном американском штате Небраска был потерян 1 миллион голов бычков, сокращение объемов добычи рыбы и аквакультур – всё это звенья одной и той же цепи.

Чтобы обеспечить свое население продовольствием ту же свинину надо будет где-то взять. Или у кого-то.

Ее, вероятно, можно будет купить на мировом рынке за счет предложения более высокой цены при наличии у себя платежеспособного спроса. А теперь предельно простой вопрос: чей платежеспособный спрос выше – китайского рабочего, зарабатывающего в эквиваленте 100 – 150 тысяч рублей в месяц, или российского со средней зарплатой в 35 – 40 тысяч, не говоря уж про наших пенсионеров с их жалкими 15 – 20 тысячами?

Ответ на этот вопрос достаточно очевиден. Китай будет восполнять свой дефицит продовольствия любыми доступными ему способами. И это нормально. Когда власть отстаивает свои национальные интересы, интересы своего народа или народов, она приложит все усилия, чтобы прежде всего его население было сытым. Что касается всех остальных, то это уже их проблемы.

Как это ни печально, но с высокой степенью уверенности можно говорить о том, что в 2020 году рост цен на продовольствие или инфляция в продовольственной сфере будут гораздо выше, чем в этом году. Скорее всего отметка в 10% инфляции в этом секторе может оказаться для подавляющего большинства населения нашей страны даже не мечтой, а несбыточной грезой.

Причина этому будет предельно проста, а нынешнее российское правительство, включая министерство сельского хозяйства, не только не будет этому препятствовать, а будет оправдывать происходящее тем, что экспортерам гораздо выгоднее продать продовольствие – ту же свинину – за рубеж, чем реализовывать ее на внутреннем рынке. Капитализм, знаете ли.

Предстоящий високосный год может оказаться очень непростым, и не хотелось бы, чтобы, несмотря на все его сложности, из просто свинского года, каких в последнее время было немало, он превратился в год металлических или стальных крыс.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.