Воскресенье с Александром Лежавой: «Иллюзия богатства»

золотой кенгуру

На прошлой неделе была написана заметка «Об акциях и деньгах» - см. здесь, в которой рассматривалась эффективность вложений на фондовом рынке. В качестве примера был взят биржевой индекс Dow Jones и была продемонстрирована эффективность долгосрочных вложений в него исходя не из текущих номинальных показателей, а в привязке к единой и общей как для прошлых, так и для нынешних времен мере измерений – унции (или грамму) золота.

Из всего множества и разнообразия различных мер, в которых сейчас экономисты пытаются измерять состояние нынешней экономики, только кусочек желтого металла остался неизменной, фиксированной и хорошо измеряемой с помощью элементарных физических методов величиной. Все остальное в нашем мире – покупательная способность мировых и национальных валют, состав биржевых индексов и тому подобное – меняется просто с калейдоскопической быстротой, за которой далеко не всегда могут уследить не только простые люди, но и профессиональные экономисты.

Именно поэтому, если вы хотите действительно что-то измерять и сравнивать в расчете на получение объективной картины этих изменений, то у вас должна быть единая база или мера для подобных измерений. В качестве примера такого подхода можно привести, например, тех же метеорологов. В отличие от мира финансов, собираемая на отдельной метеорологической станции информация – это всего лишь сведения о текущем объективном состоянии погоды в данном конкретном месте. Эти наблюдения могут вестись там десятки, а то и более ста лет. За это время появились новые гораздо более совершенные приборы для сбора метеорологической информации. Но даже после того как такой прибор попадает на такую станцию, метеоролог, начав использовать его, продолжает также пользоваться и старыми приборами и фиксировать эти результаты, чтобы иметь возможность определить, насколько новые получаемые данные совпадают или не совпадают с показаниями старых приборов.

Если экономика – это действительно наука, то и мера для измерения тех или иных процессов, происходящих в ней, должна быть четко зафиксирована и не может изменяться с течением времени. И в этом грамм или унция золота как мера для измерения экономических процессов принципиально отличаются от той же бумажной валюты, которая при внешней идентичности на протяжении нескольких десятков лет в то же самое время теряет 95, 98, а то и практически все 100 процентов своей покупательной способности от той, которая в ней была первоначально.


Именно поэтому, если мы хотим получить объективную картину того, насколько были эффективны или неэффективны вложения в тот или иной финансовый инструмент на протяжении длительного периода времени необходимо выбирать единую для этого базу. В противном случае в лучшем варианте – это просто непонимание и некомпетентность, а в худшем – откровенное жульничество.

Поэтому, когда мы хотим получить объективную картину того, в каком состоянии находится, например, тот же нынешний индекс Dow Jones с тем же индексом, который был раньше, за точку отсчета следует принимать момент, когда деньги были еще твердыми обеспеченными деньгами (до середины августа 1971 года), а не бумажной необеспеченной валютой, потерявшей за прошедшие с этого момента годы 98% своей ценности.

Что же касается самого индекса Dow Jones (к прочим это также относится в полной мере), тот как всем хорошо известно, он также не является какой-то неизменной величиной. В него входит три десятка компаний, состав которых практически постоянно меняется. В чистом виде из 30 компаний, составлявших индекс в 1971 году, в нынешнем присутствует только одна – Procter & Gamble, вторую - Exxon Mobil Corporation - можно включить сюда с некоторым допущением, поскольку пятьдесят лет назад ее предшественница первоначально входила в список под названием Standard Oil of NJ, но в процессе сначала в 1972 году превратилась в Exxon Corporation и лишь с 1999 года в Exxon Mobil. Всех остальных компаний в этом списке в 1971 году просто не было.

Интересно в этих списках и то, что какие-либо финансовые или страховые группы в индексе 1971 года отсутствовали. В него были включены всего лишь две торговые компании, все остальные занимались производством различных товаров. На текущий момент в списке 6 компаний (20% списка) относятся к финансовой сфере, 3 – к торговле и по одной к сферам общественного питания и индустрии развлечений. Больше трети компаний нынешнего индекса – это предприятия сферы обслуживания со всеми вытекающими из этого последствиями.

Есть и еще один момент, на котором стоит остановить свое внимание. По итогам своей деятельности компании выплачивают дивиденды своим акционерам. По крайней мере, должны выплачивать, если они работают эффективно и прибыльно. С определенным допущением мы можем рассматривать выплачиваемые акционерам дивиденды как те же проценты, которые выплачивают по депозитам банки своим вкладчикам. Одни могут быть больше или меньше других, главное – не это. И в том, и в другом случае картина оказывается одинаковой. Как владелец депозита, так и акционер, который держит свои акции длительное время, в современных условиях могут выигрывать на процентах или дивидендах, но проигрывают на основном капитале.

Допустили бы это акционеры, вложившие свои твердые обеспеченные деньги, в какое-либо предприятие? Однозначно нет, они слишком дорого им достались. В мире же, где вместо денег используется необеспеченная бумажная валюта или по сути фантики, такой подход встречается более чем часто. Куда ни кинь из новых предприятий везде одно и то же - Uber, SnapChat, WeWork, прожекты Илона Маска… Это позволяет организаторам таких предприятий хорошо жить, но для акционеров, вложившихся туда в расчете не на спекулятивную прибыль, а в надежде в перспективе на этом заработать, ничего кроме убытков это не принесет.

Акции не зря относили и относят к фиктивному капиталу. Так было на заре капитализма, так это и в гораздо большей степени, чем тогда, остается и сейчас. Владение акциями – это не богатство, как считают многие, кто имеет на руках акции. Это - всего лишь иллюзия богатства, которая может рассеяться как дым, как марево, когда на фондовом рынке произойдет крах. И этот крах может иметь два совершенно разных варианта.

Первый, когда рынок резко обваливается, но тогда можно будет сохранить хоть что-то. И второй, когда рынок взлетает на неимоверную высоту как в Веймарской Германии или Зимбабве лишь для того, чтобы лопнуть вместе с бумажной необеспеченной валютой.

Когда это произойдет, владельцы акций, индексов на них, не говоря уж о производных инструментах, смогут на собственном опыте испытать, чем иллюзия богатства отличается от настоящего богатства – твердых обеспеченных денег, которыми на протяжении веков человеческой истории были физические драгоценные металлы – золото и серебро.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

LPG-Creator 27.10.2019 в 11:54
До конца 2007 года фондовый рынок работал очень хорошо. Дивиденды были приличные и налогов для частных лиц не предусмотрено (в некоторых странах, конечно). Вот в таких условиях драгоценным металлам не суждено было расти. А после 2008 года происходили вещи, которые и профессиональные игроки не могли понять. К счастью мне попалась книжка Майкл Мэлони "Руководство по инвестированию в золото и серебро". После этого я перестал терять свои деньги. Ключевая фраза руководства: "НЕТ СЦЕНАРИЯ ПРИ КОТОРОМ ЗОЛОТО И СЕРЕБРО НЕ РОСЛИ БЫ В ЦЕНЕ" подтверждается каждый день.