Воскресенье с Александром Лежавой: «О наличных и драгоценных металлах»

Теме лоббирования западными провластными структурами идеи полного запрета расчетов наличными и возможным последствиям этого события сейчас посвящено довольно много внимания. Несколько моих заметок также касались данной темы, и хотя ниже мы поговорим о драгоценных металлах, имеет смысл привести некоторые цифры, опубликованные в этой связи компанией «Phoenix Capital Research». Они касаются количества обращающихся в американской финансовой системе наличных средств и величины основных рынков. В виде банкнот и монет имеется средств на чуть более 1,36 триллиона американских дензнаков. Если добавить к ним средства в электронной форме, то это примерно 10 триллионов. Рынок акций в США превышает 20 триллионов. Почти в два раза больше – 38 триллионов – рынок государственных, муниципальных, корпоративных и прочих облигаций. Рынок различных инструментов кредитного рынка вроде закладных, мусорных облигаций и прочего, основанного на долге, превышает 58,7 триллионов, а нерегулируемый рынок различных производных инструментов, которыми торгуют банки и корпорации значительно больше 220 триллионов. На этом фоне 1,36 триллиона, пусть даже 1,5 триллиона наличными – это ничтожно малая величина, и когда заходит речь об их полном запрете, речь идет совсем не о деньгах, а об ограничении личных свобод каждого отдельного человека.

В этом контексте особенно отчетливо проявляется роль драгоценных металлов – золота и серебра – и монет из них, то есть фактически тех же наличных денег, как опоры личных индивидуальных прав и свобод каждого человека. Поэтому неслучайно власти Запада стремятся всеми силами подорвать интерес обычных людей к драгоценным металлам как защите и страховке от возможных финансовых, экономических и политических потрясений вплоть до их прямого запрета и конфискации. С учетом того, что наличность в виде банкнот и монет – это прямое напоминание о их некогда активном повседневном использовании, вполне естественно, что власть предержащие стремятся ликвидировать и их.

В качестве возражений против использования твердых обеспеченных денег вместо бумажных валют можно услышать, что золото (и серебро) невозможно есть. При этом подобные критики как-то упускают из виду, что и нынешняя бумажная и металлическая наличность обладает такими же питательными свойствами, что и драгоценные металлы. И уж тем более это нельзя будет съесть безналичные средства, существующие исключительно в виртуальном виде в памяти компьютеров, а пластиковые карточки, выступающие в качестве подтверждающего сделки инструмента, с точки зрения их пищевой ценности для человека еще хуже, чем бумажные банкноты.

Но вернемся к драгоценным металлам, поскольку в тревожные и нестабильные времена именно они, а не бумажные необеспеченные валюты, привлекают повышенное внимание почтеннейшей публики. В этой связи на примере рынка золота и серебра довольно интересно посмотреть, как вела себя публика за последние десять лет, поскольку этот период охватывает и спокойный предкризисный период и весь период времени после его начала.

В период с 2005 по 2007 год интерес к драгоценным металлам был довольно стабилен. Спрос на слитки и монеты находился в диапазоне от 418 до 438 тонн для золота и от 1515 до 1605 тонн для серебра. Соотношение спроса на эти металлы между собой колебалось от 3,5 до 3,8, то есть на каждую купленную унцию или тонну золота приходилось  от 3,5 до 3,8 купленных унций или тонн серебра.

В 2008 году – в год острой фазы кризиса - это соотношение резко выросло до 6,4. Спрос на золото подпрыгнул более чем в два раза по сравнению  с 2007 годом (438 тонн) до 913 тонн, а на серебро более чем в 3,5 раза с 1592 до 5826 тонн.

В 2009 – 2013 годах соотношение объемов продаваемого физического золота и серебро для обычных инвесторов практически вернулось к докризисным значениям и колебалось в пределах от 3,3 и до 4,3. При этом реальные объемы продаж физических драгоценных металлов значительно выросли по сравнению с предкризисными уровнями. В рекордный 2013 год было приобретено 1765 тонн золота и 7577 тонн серебра.

Что касается 2014 года, то он, несмотря на отсутствие каких-то резких и внезапных глобальных потрясений, в большой степени напоминает 2008-ой год. Соотношение проданного золота и серебра резко подпрыгнуло, и на каждую унцию золота пришлось по 5,7 унций серебра. При этом объемы реализованного золота и серебра в абсолютных цифрах сократились по сравнению с 2013 годом до 1064 и 6096 тонн соответственно.

Подобное развитие событий может свидетельствовать о нескольких важных моментах. Во-первых, резкий рост соотношения объемов физических продаж золота и серебра означает, что в экономике произошли резкие негативные изменения. Во-вторых, в случае заметного негативного развития событий покупатели золота пересматривают свое отношение к драгоценным металлам и переключаются на более дешевое и доступное серебро. Особенно ярко это видно по 2008 году и отчасти по 2014-ому. В-третьих, резкое падение спроса на покупку золота в 2014 году означает, что у более состоятельных рядовых покупателей уже не было достаточных средств для покупок желтого металла, и они предпочли ему серебро. Общее сокращение объемов продаж серебра на примерно 20% по сравнению с 2013-ым годом может свидетельствовать о том, что часть населения, покупавшего в 2013 году физический металл, оказалась вынуждена прекратить свои покупки в связи с отсутствием на это свободных средств. Это является дополнительным свидетельством того, что положение дел в мировой экономике все «улучшается».


Интересным моментом в отношении покупок физического золота и серебра является и то, что на каждую проданную унцию золота в настоящее время приходится в среднем 3,5 – 4 унции физического серебра. Это довольно заметно отличается от соотношения биржевых цен этих драгоценных металлов (примерно 1 к 70) и соотношения этих металлов в земной коре (1 к 10 – 15). Несмотря на то, что в весовом выражении серебра для инвестиционных целей покупается в 3,5 – 4 раза больше чем золота, основное предпочтение розничных инвесторов все-таки остается за желтым металлом

Значительная часть населения довольно объективно оценивает дальнейшие возможные финансово-экономические перспективы и старается по возможности защитить себя и своих близких от них. Поэтому война властей против наличных, а золотые и серебряные монеты – это наличные деньги в своей абсолютной форме, это война нынешней финансовой системы прежде всего именно против этих людей.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Леха 25.05.2015 в 08:46
Сведения компании "Phoenix Capital Research" заставили меня в очередной раз задуматься - так что это такое "ДЕНЬГИ". Золото, бумага или просто цифровые данные на носителе ??? Если сложить все цифры, приведенные Phoenix Capital Research получится около 350 триллионов долларов. Это столько крутится в мировой финансовой системе или только в США ? Какова в таком случае стоимость всех производимых товаров и услуг ? Опять же не все приведенные цифры есть деньги, которые могут участвовать в рыночном обороте и использованы в качестве оплаты за товар и услуги. Я так понимаю, многое является лишь обязательством, исполнение которого будет в будущем либо привязано к какому то событию. То есть прямо сейчас эти цифры не могут быть использованы как деньги в рыночном обороте.