Воскресенье с Александром Лежавой: «О регуляторе, АСВ, банках с отозванными лицензиями и их клиентах. Вид со стороны»

На прошлой неделе на сайте utro.ru была опубликована заметка «Банковские регуляторы погнали волну» (http://utro.ru/articles/2016/10/14/1301032.shtml). В ней бегло затронут целый ряд проблем, возникающих во взаимоотношениях между Банком России, Агентством по страхованию вкладов (АСВ), банками и их вкладчиками. На некоторых из них хотелось бы остановиться в данной заметке.

Представляется, что это слишком мягко сказано, что Банк России в последние годы «разбушевался» и отзывает одну за другой банковские лицензии. Здесь были бы гораздо более уместными слова товарища Сухова из «Белого солнца пустыни»: «Совсем озверел Абдулла. Ни своих, ни чужих не жалеет». Правда, что касается нашего Абдуллы, то у него, а точнее у нее, похоже, нет никого из «своих» за исключением одного или двух банков с государственным участием. Складывается устойчивое впечатление, что, прикрываясь словами о «расчистке» банковского рынка, регулятор своими действиями по отзыву лицензий стремится решить сразу несколько задач.

Во-первых, в ухудшающейся финансово-экономической ситуации перераспределить сокращающиеся финансовые ресурсы и клиентов в пользу банков с государственным участием или банков, чьи владельцы приближены к структурам государственной власти. Во-вторых, в максимально короткие сроки сократить число коммерческих банков, прежде всего тех, которые обслуживают малый и средний бизнес. И, в-третьих, нанести возможно больший ущерб экономике страны, поскольку в результате отзыва лицензий основными пострадавшими оказываются имевшие там счета предприятия всех форм собственности и вкладчики, чьи суммы превышали величину застрахованного государством минимума, а также те, кто по каким-либо причинам оказался вне реестра вкладчиков банка с отозванной лицензией.

Об этой последней группе пострадавших стоит поговорить отдельно, поскольку возможны разные варианты, почему вкладчики могут оказаться вне реестра, хотя им от этого не легче. Про откровенное жульничество со стороны руководства и сотрудников банка, когда ими сознательно ведется двойная бухгалтерия и две базы данных, говорить не будем, поскольку это выходит за рамки обычной банковской деятельности и напрямую относится к сфере действия уголовного кодекса Российской Федерации. Для целей данной заметки можно взять практически любой коммерческий банк, который должным образом обслуживал клиентов, в том числе физических лиц, но в один черный день получил от регулятора «письмо счастья», уведомившее его о том, что с этого дня его лицензия отозвана, и в нем вводится временная администрация.

Одно из мероприятий, которое должен сделать банк с отозванной лицензией, это составить реестр обязательств банка перед вкладчиками. Для его контроля существует чудная программа, которая так и называется программа контроля реестра обязательств банка перед вкладчиками, родившаяся где-то в недрах то ли АСВ, то ли Банка России. Как и значительное количество появляющихся оттуда программ это вряд ли можно назвать законченным продуктом. Скорее это некий недоношенный полуфабрикат, который приходится использовать банкам, поскольку их заставляют ее использовать.

Малейшее несоответствие о клиенте, внесенное в автоматизированную банковскую систему (АБС), вызывает появление кучи «ошибок», которые требуется исправить. С учетом того, что банки работали не один десяток лет, исправить их зачастую оказывается просто невозможно. Причин тому и вполне объективных может быть масса. Это и некорректно, по мнению программы, введенные данные лет десять или пятнадцать назад. И ошибки, возникшие при портировании базы данных при переходе с АБС одного разработчика на АБС другого разработчика. И отсутствие или некорректно введенные данные во внешних базах, к которым обращается программа контроля, и масса других моментов. Если у банка несколько сот клиентов – физических лиц, то исправить часть ошибок хоть и с колоссальными затратами времени и сил еще можно. Если же у банка десятки тысяч клиентов, то это становится практически неразрешимой задачей.

Вот, например, у одной знакомой сложилась ситуация, что у банка, в которой у нее был вклад, была отозвана лицензия. Она обратилась в назначенный АСВ банк, чтобы ей этот вклад вернули. Там сотрудница посмотрела реестр, и ее в списках не обнаружила. Недели две или три она серьезно понервничала, пока не выяснилось, что в реестре почему-то значилась не она, а ее несовершеннолетняя дочь. В итоге все разрешилось удачно, но нервов ей это стоило немало. Свою роль в этом, вероятно, сыграло и то, что она, будучи главным бухгалтером другого банка, задавала правильные вопросы.

Другим интересным моментом является то, что совершенно непонятно, где АСВ берет реестры вкладчиков, которые расходятся с теми, которые им предоставляют банки. Иногда доходит просто до смешного. У банка была отозвана лицензия. Банк, как положено, сформировал реестр, в котором были все его клиенты – физические лица. Реестр был передан временной администрации и АСВ. Через пару недель уже бывший председатель правления этого кредитного учреждения пошел в уполномоченный АСВ банк, чтобы получить там остатки своих вкладов. Каким же было его удивление, когда ему, просмотрев реестр, там сказали, что он в реестре не значится. Зайдя в другое отделение через пару – тройку дней того же самого банка, он в реестре «нашелся».

При этом, что АСВ, что Банк России тычут пальцами в банки, стремясь уверить всех, что это они – плохие и виноваты во всех грехах, хотя некоторые их сотрудники совершенно не стесняются прикарманить то, что плохо лежит. Дело, бывает, доходит до прямого воровства, когда руководитель назначенной Банком России временной администрации не постеснялась в открытую украсть мебель, картины и прочее, что затем вылилось в уголовное дело против нее.

Не менее интересным был эпизод, когда в одном из банков происходила передача кассы и хранившихся в ней денежных средств от бывшего руководства банка в ведение временной администрации. В кассе находилось несколько десятков миллионов рублей, но принять их у временной администрации время нашлось только в самом конце дня. Комиссия все, как положено, пересчитала. Все сошлось с данными бухгалтерского учета копейка в копейку. Но, поскольку дело было уже позднее, руководитель временной администрации «пожалел» сотрудников банка и сказал: «Ну, все хорошо. Время позднее. Давайте ключи [от денежного хранилища], а акт мы завтра утром подпишем». На что ему было вполне логично отвечено: «Э, нет, мил человек. Полный комплект ключей от кассы ты получишь только после того, как акт будет подписан. Один ключ мы готовы тебе отдать, чтобы ты не сомневался, как бы мы без твоего ведома туда не вошли, но второй – только после акта, чтобы и мы не волновались».  Тот покряхтел-покряхтел, но был вынужден согласиться. Украсть не получилось, но что-то подсказывает, что в ином случае виновными были бы объявлены именно сотрудники банка.

Что касается обвинений со стороны регулятора и АСВ в отношении банков, что они уничтожают первичную документацию, или что активы банков существенно меньше существующих у них обязательств, то и в этом вопросе все далеко не так однозначно, как может казаться на первый взгляд. Некоторые банки действительно так поступают, но это прежде всего те самые банки, которые целенаправленно идут на нарушение уголовного кодекса, другим это просто не нужно.

Что же касается регулярных пресс-релизов, публикуемых Банком России, о том, что в том или ином банке активов на несколько сот миллионов или несколько миллиардов меньше чем пассивов и, как следствие, наличии признаков вывода активов, то с каждым конкретным случаем надо разбираться в отдельности. Одного моего знакомого председателя правления попытались обвинить в том, что он занимался выводом средств из банка, поскольку у банка после отзыва лицензии не хватает средств, чтобы полностью рассчитаться с его клиентами. Однако он довольно легко опроверг эти голословные утверждения. Сотрудникам регулятора не повезло. Банк был небольшим, и когда было объявлено об отзыве лицензии, председатель приказал своим сотрудникам сделать копию банковской базы данных на день, предшествовавший дню отзыва лицензии. На этот день активов, которыми располагал банк, не просто хватало, чтобы рассчитаться по всем обязательствам, но их было с избытком, тогда как весь образовавшийся у банка «минус» появился во время управления банком временной администрацией.

Списывать на других свои, скажем мягко, безграмотные действия уже давно стало тенденцией в действиях регулятора и АСВ. Слишком это удобно спихивать все свои просчеты на тех, кто в подавляющем большинстве случаев не может им ответить. В условиях продолжающей ухудшаться финансово-экономической ситуации в стране и сокращения объемов бюджетных поступлений число вкладчиков, подпадающих под систему страхования вкладов, но оказывающихся вынужденными отстаивать свои права на возврат вкладов после отзыва у банков лицензии в суде, скорее всего будет только возрастать. Даже если они выиграют процесс, на это уйдет год, два, а то и три. За это время от покупательной способности каждого бывшего у них рубля останется лишь какая-то часть, и чем выше будет инфляция, тем меньше от него останется. Поэтому Банк России и АСВ оказываются напрямую заинтересованными структурами в максимальной затяжке причитающихся пострадавшим вкладчикам выплат.

Что же касается самих пострадавших вкладчиков, то хотя некоторых из них чисто по-человечески и жаль, но виноваты в том, что у них возникли проблемы с возвратом вкладов из банков, в подавляющем большинстве случаев прежде всего они сами. Они не хотят учиться на чужих ошибках и прошлом историческом опыте. Их ничему не научил ни дефолт по вкладам Сбербанка или ВЭБа в начале 1990-ых годов, ни банкротства банков в 1998 или 2008 годах, ни регулярно возникающие проблемы с возвратом вкладов из различных банков уже в наши дни. Жажда наживы толкает вкладчиков нести свои сбережения в банки, причем они ничуть не задумываются над тем, насколько можно доверять тому или иному банку и его руководству. Создание в России системы страхования вкладов сыграло свою роль в том, что к выбору банков население стало подходить еще более безответственно, чем раньше. Их интересует только то, чтобы процент по вкладу был максимальным. Во многих случаях они наивно полагают, что система страхования вкладов – это некая панацея, при помощи которой они всегда получат обратно свои сбережения. Они категорически не хотят думать и понимать той простой истины, что как только они отнесли свои сбережения в банк, это уже не их деньги, а средства банка. Он может распоряжаться ими так, как посчитает нужным. Если же у него вдруг отзовут лицензию, то в качестве руководителей этой структуры скорее всего могут оказаться не профессионалы, а фактически чиновники, рассматривающие свое назначение как возможность погреть на нем руки.

В последовательно продолжающей ухудшаться обстановке (что бы там ни говорили официальные средства массовой дезинформации) существует лишь один единственный способ защитить свои сбережения от негативного воздействия на них современной финансово-банковской системы. Причем это относится как к нашей стране, так и ко всем прочим. Сбережения обычного человека наименее подвержены опасности, когда они максимально удалены от нынешней банковской системы. И лозунг «Храните свои деньги в банке. Желательно трехлитровой» остается еще более актуальным, чем раньше.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Zazha 23.10.2016 в 09:43
Чуть не прослезился, банкиры бедные, белые и пушистые. Хотелось бы спросить у автора, а вывод средств за границу помогает экономике? Обналичка и легализация откатов и т.п. криминальных денег, видимо, тоже способствует развитию экономики в РФ. Я был клиентом одного из банков, у которого недавно отозвали лицензию (на работе пришлось, сам бы туда не сунулся). Так вот, далеко не маленький банк, но та еще помойка! Просто в шоке был, что такие гнилые конторы работают ещё. Жду не дождусь новости, когда ещё одну знакомую помойку прикроют, та вообще нечто просто. Так что, и желающих 17% на вклад получить, и самих банков нисколько не жаль. А для предприятий- риск, на который идут чтобы скрыть налоги. А вот то, что им приходится это делать- вопрос из другой темы.