Воскресенье с Александром Лежавой: «Ответный удар»

нефтяная геополитика

История о том, что удар беспилотников хуситов по нефтеперерабатывающим заводам в Саудовской Аравии, который вывел из строя фактически половину их мощностей, по скромным оценкам, минимум на восемь месяцев, чрезвычайно интересна с разных точек зрения. Особую пикантность произошедшему придает то, что хваленые американские противоракетные комплексы Patriot не то что не перехватили хоть какие-то средства воздушного нападения, но даже и не заметили их.

Американцы сразу и как обычно бездоказательно обвинили в нанесенном ударе Иран. Фактически это была попытка столкнуть лбами ведущие страны-экспортеры нефти и сжиженного природного газа, расположенные по обоим берегам Персидского залива. С ходу не получилось. Теперь в Саудовской Аравии работают эксперты, которые пытаются установить по сохранившимся компонентам некую, возможно даже, объективную реальность.

Как представляется, в реальности вся эта история выглядит совершенно иначе, чем кажется на первый взгляд. И основное в ней даже не нефть и газ, а деньги, точнее попытка сохранить статус ныне существующей мировой резервной валюты, которую не вполне корректно в обиходе обычно называют американским долларом.

Если вспомнить историю, то американский доллар окончательно умер в 1971 году, когда президент США Р.Никсон отказался от обязательств, принятых на себя США в рамках Бреттон-Вудских соглашений. Они предусматривали обязательство Казначейства США конвертировать имевшиеся на руках у иностранных государств и центральных банков американские доллары в золото. Чтобы обеспечить хоть какую-то поддержку теперь уже необеспеченной американской бумажной валюте, США тогда заключили соглашения с Саудовской Аравией и другими странами ОПЕК о том, что они будут назначать цену за свою нефть в американской валюте и будут принимать только ее в качестве оплаты. За это США обеспечат саудитам защиту (предоставят свою «крышу») и будут продавать им военную технику, оружие и прочее снаряжение. Одновременно с этим США резко сократят добычу своей нефти.

Эти соглашения, заключенные в начале 1970-ых годов создали «нефтедоллар» и обеспечили на последующие сорок с лишним лет постоянный глобальный спрос на американскую валюту и номинированные в ней ценные бумаги, в том числе облигации Казначейства США. Спрос на нефтедоллары позволил американцам одновременно запустить и затем расширить как программу повышения благосостояния своего населения, так и военную программу. Сделано это было в значительной степени за счет выпуска разнообразных долговых обязательств и наращивания долга. В результате американская валюта стала важнейшим стратегическим активом США, который необходимо защищать и поддерживать, обеспечивая постоянный рост спроса как на нее саму, так и на номинированные в ней ценные бумаги.

Однако кризисные события 2008 года, появление нового претендента на мировое экономическое лидерство и все более широкомасштабные попытки американцев использовать силу в международных отношениях привели к тому, что в мире начался процесс, получивший название дедолларизации. В результате все больше стран начали включаться в этот активизировавшийся в 2014 – 2015 годах процесс, ведущую роль в котором играют Россия и Китай. Все большее число стран заключают двусторонние и многосторонние торговые соглашения, в которых американская валюта уже не участвует.

Одновременно с этим страны начали вспоминать о том, что желательно использовать в международных расчетах такой надежный и проверенный временем наднациональный и не зависящий от прихоти той или иной страны, выпускающей мировую резервную валюту, инструмент как физическое золото или твердые обеспеченные деньги.

В своей совокупности подобные шаги представляют прямую угрозу американской валюте. Разрешение правительства США вновь добывать нефть на своей территории, повышение объемов ее добычи за счет добычи сланцевой нефти и наращивание экспортных поставок представляют собой ничто иное как попытку защитить существовавшее последние более чем сорок лет положение американской валюты.

Начиная с 2014 года, экспорт американской нефти начал резко расти. В 2006 году он составлял 294 тысячи баррелей в день, а в 2012 – 808 тысяч баррелей, в 2014 году он вырос до 4,21 миллионов баррелей в день, а в 2017 году – до 11,16 млн баррелей. США стали одним из крупнейших мировых экспортеров нефти. Это повышает необходимость спроса на американскую валюту и номинированные в ней ценные бумаги, чтобы покупать американскую нефть, к тому же соглашения со странами Персидского залива также остаются в силе.

Однако между тем, что было сорок с лишним лет назад и сегодня есть одна существенная разница. Страны Персидского залива и прежде всего крупнейший поставщик нефти из этого региона Саудовская Аравия в результате наращивания экспорта нефти из США становятся в этих условиях естественным конкурентом экспортной американской продукции – нефти и сжиженного газа.

Возникает естественный вопрос: как в таких случаях обычно поступают американские «партнеры»? Они стараются убрать конкурента. Как это проще всего сделать в регионе Персидского залива? Организовать локальную войну, в которой бы участвовали прежде всего, с одной стороны, Саудовская Аравия и ее союзники, а, с другой, Иран, который США и его хозяева давно уже терпеть не могут. В отличие от 1970-ых годов особой экономической необходимости в Саудовской Аравии у американцев уже нет, и эту карту можно разыгрывать без особого риска для себя.

Это дает американцам массу плюсов. Война в Персидском заливе – это сокращение или вообще прекращение поставок нефти из этого региона, что ведет к росту цен на нефть в мире, а, следовательно, американские нефтедобытчики и переработчики могут заработать гораздо больше на каждой бочке нефти.

Это удар по экономикам стран-конкурентов США, приобретающих нефть в этих странах.

Это удар по поставкам ближневосточного сжиженного газа в Европу, а, значит, увеличение их закупок в США и по более высокой цене.

Это возможность поставлять вооружения всем сторонам конфликта, что позволяет заработать американскому военно-промышленному комплексу.

Это новые кредиты воющим странам на закупку военной техники и вооружений.

На финансовом рынке – это бегство из рискованных активов в считающиеся более надежными американскую валюту и облигации и рост спроса на них.

То, что саудиты и прочие страны будут в случае войны выступать в роли расходного материала и пушечного мяса, американцев не интересует. Вместе с тем разрушение инфраструктуры для нефте- и газопереработки – это возможность после окончания конфликта дополнительно заработать на их восстановлении. К тому же вопрос о том, восстанавливать их или нет и какими темпами, может зависеть от того, насколько это будет выгодно.


В полной мере это относится и к вопросу о том, посчитают ли американцы целесообразным поставлять нефть в Европу непосредственно в период возможного конфликта.

В общем, с финансовой точки зрения, для США война в Персидском заливе – это сплошная выгода. Как обычно американцы начинают войны? С провокации. Такая уж у них традиция, начиная с взорвавшегося в бухте Гаваны в 1898 году броненосца «Мэйн» и американо-испанской войны. И примеров тому в последующей истории США множество.

Правда в последнее время им стали верить несколько меньше. Кто-то взорвал мины на четырех танкерах. Американцы бездоказательно показали пальцем на иранцев, но им почему-то не особенно поверили. Потребовалось что-то более масштабное. Тогда якобы хуситы нанесли удар беспилотниками по нефтеперерабатывающим заводам в Саудовской Аравии. Беспилотники оказались настолько невидимыми, что самая совершенная американская система ПВО их не заметила. Возможно такое? Возможно, но в этом случае у саудитов есть все основания потребовать обратно заплаченные американцам деньги за этот вроде бы первоклассный, но на самом деле залежалый товар.

Если же он все-таки действительно первоклассный, но не увидевший цели, то остается лишь предположить, что система распознавания «свой-чужой» на системах ПВО саудитов расценила летевшие беспилотники как «свои». Это, в свою очередь, позволяет предположить, что американцы (или их иные ближневосточные союзники) просто не отключили аналогичную систему на борту беспилотников перед нанесением удара.

Уже вторая провокация и на этот раз гораздо более масштабная, чем какие-то жалкие четыре танкера, опять американцы обвиняют в этом иранцев, но… хоть их и слушают, почему-то страны Персидского залива не горят желанием лезть в драку. И это лишнее свидетельство того, что мир изменился, и американцы теряют в нем свое влияние.

Нефтедолларовая империя всеми силами пытается нанести ответный удар по сторонникам дедолларизации, но на деле мало что получается. Это означает, что этот процесс продолжится, как и гонка необеспеченных бумажных валют во главе с американским нефтедолларом к полной потере ими своей покупательной способности. Схема постепенно движется к своему краху, и когда он наступит, желательно иметь в своем распоряжении не разноцветные фантики ничего не стоящих валют, а твердые обеспеченные деньги – физическое золото и серебро.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.