Воскресенье с Александром Лежавой: «Размышления о том, зачем нужны изменения в российском антиотмывочном законе»

Банк России

В последние дни в средствах массовой информации появилась пара довольно любопытных заметок, касающихся определенных трений, возникших во взаимоотношениях между министерством финансов и Банком России. Первая относится к планам по возможному внесению очередных изменений в Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (https://iz.ru/868739/dmitrii-grinkevich-inna-grigoreva-anna-kaledina/mezhdu-nami-taet-blok-bankam-khotiat-zapretit-zamorazhivat-scheta), другая – к возможным причинам предстоящей проверки центрального банка (https://www.infox.ru/news/283/economy/finance/216043-u-nabiullinoj-sterlis-tormoza-delagin-vyskazal-versiu-o-pricinah-proverki-cb).

Высказанная во второй статье версия вполне реальна и имеет право на существование, но, как представляется, может служить лишь официальным прикрытием гораздо более неприглядной реальности. Но обо всем по порядку.

Если рассматривать страну как некий живой организм, то ее финансовая система – это ничто иное как кровеносная система, доставляющая жизненно необходимую кровь (финансовые средства) в его самые удаленные уголки. Когда кровь перестает поступать, начинается омертвение тканей. В случае же образования тромбов могут отказывать значительные его части, и даже всему организму грозит смерть.

При несколько ином более механистическом взгляде на экономику страны ее можно сравнить с большой машиной, где для ее плавной бесперебойной работы весь этот гигантский механизм необходимо постоянно смазывать. Прекращается смазка, и машина сначала начинает скрипеть, ее элементы начинают ломаться, пока она вся не превращается в огромную неподвижную груду мертвого железа.

В российской экономике такой смазкой были и остаются взятки и откаты людям, принимающим те или иные решения в государственной сфере. Все довольно просто: нет взятки или отката – нет и нужного решения. Яркими свидетельствами того, что этот механизм работает именно так, могут служить посадки чиновников различного уровня от того же министра экономики Улюкаева, десятков губернаторов и сотен более мелких чиновников. Или, например, арест того же члена Совета Федерации прямо в зале заседаний.

Вышеупомянутый закон №115-ФЗ как раз и направлен, в частности, на противодействие таким лицам. До определенного момента его наличие никак не сказывалось на жизни этих уважаемых людей. Ситуация начала меняться, когда 20 июля 2016 года Банк России ввел в действие Положение № 550-П «О порядке доведения до сведения кредитных организаций информации о случаях отказа в выполнении распоряжения клиента о совершении операции, отказа от заключения договора банковского счета (вклада) и (или) расторжения договора банковского счета (вклада) с клиентом». Оно известно тем, что вводило фактически черные метки для компаний, их учредителей и руководителей. Две черных метки были формальным признаком, которого было достаточно для банков, чтобы приостановить операции по действующему счету клиента или не открывать ему счет, если он обратится в другой банк. В дальнейшем было принято несколько изменившее его Положение №639-П, но обычно, когда говорят про черные метки и банковские блокировки, то ссылаются на изначальное положение №550-П.

В результате этого новшества, введенного Банком России и откровенно игнорировавшего действующее законодательство вроде Гражданского кодекса и целого ряда федеральных законов, примерно от четверти до трети существовавших компаний и связанных с ними лиц оказались в этих самых черных списках. Причем это были не только структуры, занимавшиеся противоправной деятельностью, но и вполне законопослушные организации, которые, попав в этот черный список, практически не имеют никакой возможности выбраться из него. Десять или даже двадцать тысяч незаконно репрессированных, а затем «реабилитированных» компаний не идут ни в какое сравнение с сотнями тысяч тех, кто попал под раздачу.

Этим дело не ограничилось. Ликвидировав значительную часть сомнительных компаний в рамках положения Банка России, некоторые банки увидели, что данный документ можно прекрасно использовать для извлечения дополнительной прибыли. Значительную часть платежей клиента банк всегда может отнести к сомнительным и запросить документы, которые должны развеять его «обоснованные» сомнения на этот счет.

Все это время банк может бесплатно пользоваться средствами клиента, а удовлетворят его предоставленные документы или нет, так это вопрос открытый. Он может запросить что-то еще, а потом что-то еще. В качестве одного из вариантов он может заявить, что предоставленные документы его не устраивают, поэтому пусть клиент закрывает счет и переводит средства в другой банк, заплатив 10%, 15%, 20% или более от своего остатка на счете. Отказ в проведении данного платежа этим банком – это уже одна черная метка на клиенте, о которой знают все кредитные учреждения. Если же у него уже была еще одна или более черных меток, то открытие счета в другом банке становится проблематичным. В результате средства клиента подвисают в обслуживающем его банке на неопределенный срок, и это бесплатные для него ресурсы.

Если клиенту удалось открыть счет в другом месте, и он, потеряв 10 или 15% от суммы в результате уплаченной комиссии, перевел свои средства на свой счет в другой банк, то это не означает, что он решил свои проблемы. В другом банке может быть все то же самое. Клиент дает платежное поручение, банк начинает сомневаться, требует документы, в итоге отказывает в платеже, вешает на клиента новую черную метку и рекомендует закрыть счет, естественно заплатив еще 10 – 15% от суммы в качестве комиссии.

В результате у компании средства вроде бы и есть, но воспользоваться ими она не в состоянии. Когда это одна или две компании – это, наверное, не критично, но когда такое развитие событий принимает массовый характер, в экономике начинаются проблемы. Она начинает давать сбои.

Крупнейший заказчик товаров и услуг – это государство. Оно собирает налоги, а затем эти средства использует на самые разные цели. Одно из таких направлений строительство. Далеко не любой строительной компании доверят такое ответственное мероприятие – строить что-либо по заказу государства. Это дело выгодное. Поэтому собственнику и/или руководителю компании надо будет «отблагодарить» чиновников, позволивших ему выиграть такой тендер.

Величина такой «благодарности», скажем, 10% от суммы контракта. При сравнительно небольшом 10-миллиардном контракте – это 1 миллиард рублей, которые каким-то образом надо отдать. Эту сумму можно либо конвертировать и перевести на зарубежные счета, где местные власти их могут заморозить, а то и конфисковать, либо превратить в наличные и отдать, как говорится, из рук в руки.

Самостоятельно заниматься этим исполнитель контракта, а он - наверняка уважаемый человек, не будет. К тому же у него есть подрядчики, у тех – субподрядчики, у тех – субсубподрядчики и так далее, которые закупают материалы для строительства, нанимают рабочих и непосредственно выполняют те или иные работы. Они же используются в качестве промежуточных звеньев для получения наличности, которая необходима им, не только чтобы «отблагодарить» своих поставщиков работ, но и для выплаты заработной платы своим работникам. И это уже гораздо большие суммы наличности, допустим, 30% от суммы контракта. Итого 4 миллиарда, чтобы все заработало, которые надо где-то взять. В банке их не получишь, поскольку, выплачивая заработную плату официально с уплатой налогов, только эта статья расходов выливается уже в 6 миллиардов, а то и более. А ведь нужны еще материалы, топливо, оборудование и прочее, чтобы что-то сделать. К тому же и прибыль от всего этого мероприятия себе любимому надо получить, зря что ли контракт выбивал?

До введения положения 550-П уже были существенные проблемы с получением наличных, о чем свидетельствовали заметно подросшие в предыдущие годы комиссии за обналичивание денежных средств. Однако всё более-менее работало стабильно, и рост комиссий можно было заложить в цену строительства. После введения в действие этого положения для таких клиентов резко возросли системные риски.

Если банк «по подозрению в желании» блокирует кажущиеся ему сомнительными операции своих клиентов, то они оказываются неспособными выполнить свои обязательства перед потребителями их услуг. Причем это относится ко всем клиентам и к белым, и к серым, и к черным. В результате все они оказываются неспособными выполнить свои обязательства частично или полностью.


Складывается ситуация, когда не выполняется государственный контракт, а банки, заблокировавшие средства своих клиентов, по подозрению в том, что они ведут сомнительную деятельность, с одной стороны, получают в свое распоряжение бесплатные ресурсы, а, с другой, не несут никакой ответственности за то, что фактически срывают государственное задание. И за это кто-то должен отвечать.

Хочет ли отвечать за это уважаемый человек, которому государство в лице своих конкретных чиновников предоставило этот контракт? Однозначно нет. Хочет ли отвечать чиновник за то, что предоставил государственный контракт этому уважаемому человеку? Тоже нет. Он хотел на этом копеечку безболезненно получить, а тут из-за каких-то внутренних положений, придуманных Банком России, группе уважаемых лиц, действовавших по предварительному сговору, включая и его самого, светит небо в клеточку.

Возникает извечный российский вопрос: что делать в сложившейся ситуации? Ответ на этот вопрос предельно прост: действуй строго по закону, то есть действуй втихаря. Надо так поменять закон, чтобы все работало, как надо уважаемым людям.

Из этого следует, что с инициативой такого изменения, должен выступить кто-то действительно значимый, настоящий государственный человек. А это как минимум должен быть министр, а еще лучше вице-премьер. Как в похожей ситуации говорил в «Кавказской пленнице» товарищ Саахов: «А я, между прочим, сюда и поставлен для того, чтобы блюсти государственные интересы!» Поэтому совершенно неудивительно, что с инициативой внести соответствующие изменения в закон №115-ФЗ выступил никто иной как министр финансов А.Силуанов. Финансы-то страны теоретически в его ведении находятся, поэтому надо несколько хлопнуть по рукам зарвавшегося в своей антиотмывочной борьбе «мегарегулятора» и его начальницу.

Одновременно, чтобы жизнь ей медом не казалась, и она была сговорчивее в вопросах изменения действующего законодательства, может быть проведена проверка Банка России Счетной палатой. Со всеми возможными (в зависимости от его поведения) вытекающими для руководства центрального банка последствиями. Уважаемые люди должны быть защищены законом от творящегося в банках беспредела.

Могу ошибаться, но внесенные министром финансов изменения в противотмывочный закон будут приняты. Это ликвидирует возникшие в последнее время тромбы в основных магистралях кровеносной системы. Что же касается взаимоотношений банков и малого и среднего бизнеса, то там в результате всемерной его поддержки государством ситуация будет усугубляться еще больше. Если кто и будет отвечать за возникшие при выполнении государственных контрактов проблемы, то это будут именно они. Ведь, как хорошо известно, принцип «Друзьям – всё, народу – закон!» никто не отменял.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.