Воскресенье с Александром Лежавой: «Своею собственной рукой»

электронные наличные

Современные технологии открывают поистине безграничные возможности для слежки за любым человеком. Однако есть одна сфера человеческой жизни, которая не только позволяет полностью контролировать человека, но и заставлять его делать те или иные поступки, даже если он или она этого не желают. Эта сфера – финансы. Тотальный контроль за приходами и расходами человека означают и практически абсолютный контроль за его жизнью. Именно поэтому в последнее время во многих странах столь активно велась пропагандистская кампания за полную ликвидацию расчетов наличными и переход исключительно на безналичные расчеты.

Реакция широких слоев общества на подобные инициативы банкиров и властей была в большой степени негативной, что заставило заинтересованных лиц несколько поумерить свой пыл. Это совсем не значит, что они решили совсем отказаться от своих планов. Это не более чем временное затишье и, если угодно, перегруппировка сил для новой попытки. Подобные действия будут продолжаться до тех пор, пока они либо нее добьются своего, либо им еще до этого не свернут шеи. До сих пор исторически события обычно развивались именно по первому варианту, поэтому у них есть все шансы добиться успеха и на этот раз.

Один из вариантов такого обходного маневра был на днях предложен активным сторонником центральных банков, кейнсианским экономистом Марвином Гудфрендом. Нынешний американский президент также продвигает его на освободившееся кресло в совете управляющих Федерального резерва США. Гудфренд вполне подходит для этой должности, поскольку на протяжении многих лет вертелся в различных структурах правительства и центральных банков. Поэтому неудивительно, что он предложил поистине революционную идею (вполне в духе Дж.Оруэлла) – отслеживать наличные.


С технической точки зрения ничего сложного в реализации этой идеи нет. Использование магнитной полосы или высокочастотной метки (RFID) в каждой банкноте вполне технологически осуществимо. Помимо этого, Гудфренд предложил использовать эти метки не просто для того, чтобы отслеживать банкноты, но, чтобы каждый раз, когда их возвращают в банк, с этих внесенных на счет наличных взыскивался заранее установленный фиксированный налог, зависящий от того, как долго наличные находились на руках. Все нацелено, якобы, на то, чтобы население не хранило у себя наличные, а избавлялось от них как можно быстрее. Это устранило бы одно из препятствий для введения отрицательных процентных ставок за хранение средств на банковских счетах.

Собственно говоря, идея ввести такой налог на наличные не нова. Именно этот метод использовался в Китае, когда там сотни лет назад впервые были введены в употребление бумажные деньги. Разница состоит лишь в том, что там на деньгах сразу указывалось, когда они выпущены, и было видно, сколько они стоят в каждый конкретный момент времени. Этот эксперимент с бумажными деньгами, как и все последующие в человеческой истории, завершился крахом. Поэтому особой разницы в том, напечатано ли что-то на фантике, или в него воткнули высокотехнологическую метку, нет. Финал что там, что здесь был и будет одним и тем же. На смену полностью обесценившимся бумажным фантикам всегда приходили твердые обеспеченные деньги.

Что же касается инициативы Гудфренда, то представляется, что у сторонников твердых обеспеченных денег есть все основания поддержать эту инициативу, возможно, одного из будущих центральных банкиров. Это может звучать парадоксально, но предложение Гудфренда несет в себе то, что обычно называют, непредвиденными последствиями. Если это предложение будет воплощено в жизнь, то это может лишь ускорить крах всей системы, построенной на долге и необеспеченных бумажных валютах.

Подобный шаг возводит в абсолют то, что необеспеченная бумажная валюта годится только и исключительно для расчетов. Но не для сбережений. Для сбережений нужно что-то иное, а для обычного человека, у которого остаются какие-то средства после совершения абсолютно необходимых платежей, но их недостаточно для немедленного совершения каких-то крупных покупок, фактически остается лишь один надежный инструмент, с помощью которого он что-то может сохранить: физические драгоценные металлы – золото и серебро. Вводя налог на хранение наличной валюты Гудфренд, вероятно сам того не желая, естественным образом подталкивает массу обычных людей, ранее хранивших свои сбережения в наличном виде, к покупкам золотых и серебряных монет и, как следствие, дальнейшим расчетам с их помощью и полному отказу от бумажных фантиков, выпускаемых центральными банками.

Поэтому представляется, что столь ценные экономисты, своими собственными руками разрушающие систему центральных банков изнутри, абсолютно необходимы в Федеральном резерве США, и желательно, чтобы их там и во всех прочих центральных банках было как можно больше.

Мои книжки

«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,

«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,

«Занимательная экономика»,

«Деньги смутных времен. Древняя история»,

«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»

можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.