Возможно пора сократить федеральное правительство США в половину

Идея состоит в следующем: отменить все федеральные социальные программы, включая предоставляемые с учетом материального положения (таких больше 150), связанные со здравоохранением (в том числе Medicare и Medicaid), с образованием, искусством, жильем и т. п. – короче говоря, почти все, кроме связанных с армией, национальными парками и, возможно, некоторыми инфраструктурными работами. Систему соцобеспечения можно реформировать, превратив ее в систему частных пенсионных счетов, известную как «накопительный фонд» и используемую сейчас в более чем 30 странах.

Никаких «блочных грантов» и других подобных схем. Такие программы просто нужно упразднить. Тогда за все подобные социальные программы будут ответственны правительства штатов, и они смогут поступать по своему усмотрению и надлежащим образом рассчитывать налоги для их покрытия. На подготовку им следует отвести 12 месяцев. Такие штаты, как Калифорния и Массачусетс, смогут ввести здравоохранительную систему единого плательщика, о которой они мечтали, тогда как другие, такие как Юта и Техас, смогут реализовать больше решений, связанных с частным сектором. Штаты уже активны во всех этих сферах.

социальные расходы в США

Конгресс может сделать так, чтобы все это мгновенно исчезло

Medicare и система соцобеспечения столкнулись с огромным дефицитом

Млрд долларов по курсу 2007 г.

Дефицит больничного страхования Medicare, 2007 г.; Дефицит соцобеспечения, 2017 г.

Денежный поток больничного страхования Medicare; Денежный поток соцобеспечения

Источник: Анализ Счётной палаты, основанный на данных Главного актуарного управления, администрации и актуарного управления системы соцобеспечения, центров Medicareи Medicaid

Примечание: Прогнозы основаны на промежуточных допущениях отчетов попечителей за 2007 г. Для корректировки долларового курса используется индекс потребительских цен.

Долгое время подобные предложения оставались на периферии политической вероятности. Был период политической статичности, когда мало что менялось. По сути, сегодня мы используем структуру расходов, созданную в 1960-х и 1970-х, и налоговую структуру, созданную в конце 1980-х – начале 1990-х, с последующими небольшими изменениями. Между тем другие государства многое изменили. Одни отказались от коммунизма с центральным планированием и приняли капитализм с открытым рынком. Другие реализовали реформы пропорционального налогообложения, используя идеи, разработанные в США. Я считаю, что наш период политической статичности близится к концу и нам скоро тоже станет проще осуществить большие изменения.

Думаю, подобное предложение разделит как правых, так и левых. Среди левых некоторые ухватятся за шанс реализации политики на уровне штатов, где часто существует широкий консенсус по подобным вопросам и многое можно быстро осуществить. Среди правых многие обрадуются перспективе возвращения к американских идеалам малого государства. Но также и среди левых, и среди правых, найдется большая группа людей, по сути, привязанных к статус-кво большого правительства и довольных своим положением, как паразит в животе Левиафана. Но если первых окажется большинство, а последних – меньшинство, то это удастся осуществить.

Тогда федеральные расходы будут ограничиваться армией, обслуживанием долга, пенсионными выплатами федеральным работникам и «всем остальным». В дальнейшем это тоже можно будет сократить наполовину. В настоящее время на эти категории приходится 38% федеральных расходов, или 7.9% ВВП.

Такие сокращенные обязательства по расходам могут финансироваться посредством намного более простой налоговой системы. Чтобы дать доход 7.9% от ВВП, будет достаточно одного простого налога, такого как федеральный налог с продаж или НДС в размере 10%. Федеральный подоходный налог или налог с зарплат больше не нужны. Вероятно, это должно быть запечатлено в поправке к конституции, изменяющей или упраздняющей 16-ю поправку.

Конечно, такое сокращение федеральных налогов и расходов будет сопровождаться ростом налогов и расходов штатов. Однако эти новые программы расходов на уровне штатов будут отражать наши текущие идеалы и состояние знаний и будут более действенными, эффективными и соответствующими действительности, чем сегодняшние устаревшие программы. Соответствующая правительственная бюрократия будет сравнительно экономной и эффективной, просто потому, что она будет новой. Можно будет воспроизводить успешные решения и учиться на ошибках. Конкуренция между штатами будет помогать правительствам поддерживать эффективность. Неудовлетворенные люди смогут мигрировать в штаты, где живут их единомышленники.


Политика штатов станет очень увлекательной. Она также станет более демократичной, потому что каждый представитель в конгрессе штата имеет намного меньший электорат, чем федеральные конгрессмены. Например, на каждого члена законодательного собрания Массачусетса приходится порядка 41,000 избирателей, тогда как на каждого члена федеральной Палаты представителей США – порядка 760,000. Кроме того, их офисы находятся рядом с местом жительства избирателей.

На федеральном уровне эффективность Конгресса существенно улучшится благодаря существенно упрощенным задачам.

Эрудиты-консерваторы узнают в этом изначальную форму американского федерального правительства. Конституция предоставляет федеральному правительству определенные «перечисленные полномочия». По сути, они касаются иностранных дел: армия, международная политика, международная торговля и пошлины, иммиграция и натурализация, приобретение новых территорий, эмиссия соответствующих облигаций и налоги, идущие на покрытие этих функций. Все другие функции правительства должны быть доверены штатам, в свою очередь, имеющим право делегировать их округам или муниципалитетам. Общий принцип таков, что все правительственные функции должны выполняться на максимально локальном уровне. Тогда как функции федерального правительства жестко ограничивались, правительства штатов в значительной мере могли поступать по своему усмотрению, в рамках позволенного конституцией штата.

Конституция США также фактически запрещала прямое налогообложение, такое как подоходный налог, что отражает давнюю западную традицию, рассматривающую прямое налогообложение как разновидность тирании. Данного принципа придерживались древние греки, а после них – древние римляне. Таков также был принцип британцев. Первый известный подоходный налог в Британии взимался в 1404 г. Он считался таким безобразием, что все письменные свидетельства о нем были сожжены, чтобы скрыть возможность такого зла от будущих поколений. Британия в значительной степени избегала прямого налогообложения до Наполеоновских войн 1793-1815 гг. В 1799 г. был введен подоходный налог (со ставкой 10%), чтобы финансировать армию во время войны, но сразу же после заключения мира налог был упразднен. В 1816 г. все письменные свидетельства о подоходном налоге снова были сожжены, и Британия вернулась к системе косвенного налогообложения – по сути, акцизов (налогов с продаж отдельных товаров) и пошлин.

Точно так же и в США федеральное правительство финансировалось за счет акцизов и пошлин до введения подоходного налога в 1913 г. В этом отражались коммунистические и социалистические побуждения, находившиеся в то время на подъеме: Карл Маркс (Karl Marx) в «Манифесте коммунистической партии» в 1848 г. утверждал, что для надлежащего развития коммунизма необходим «прогрессивный» (имеющий несколько ставок) подоходный налог с высокими ставками. Но также это отражало неудовлетворенность достаточно сложной и проблемной системой акцизов и пошлин того времени. После 1913 г. в налогообложении произошел ряд изменений, намного лучших, чем марксистский подоходный налог. Сюда относятся современный налог с розничных продаж, разработанный в 1920-х, и налог на добавленную стоимость, разработанный в 1950-х. С этими новыми формами налогообложения мы теперь фактически можем вернуться к оригинальному конституционному идеалу финансирования федерального правительства за счет только косвенного налогообложения.

Что касается расходов, то федеральное правительство преимущественно придерживалось оригинальной конституционной формы (за исключением соцобеспечения) до 1960-х. Только тогда на федеральном уровне стали появляться десятки социальных программ, предоставляющихся с учетом материального положения, а также здравоохранительные, образовательные, жилищные и т. п. программы. Раньше подобные программы были исключительно частью политики штатов. Еще до 1920-х многие штаты ввели ряд социальных программ, а также образовательные программы и т. д.

Мы может, по сути, вернуться к нашим оригинальным конституционным принципам – принципам, сделавшим США самой успешной страной в 1789-1970 гг., с самым широким и богатым средним классом в мире. После 1970 г. США стали страной, нуждающейся в том, чтобы снова стать великой.

Все это может показаться фантазиями, но с усугублением проблем долга, дефицита и пособий путь наименьшего сопротивления, скорее всего, ведет к повышению налогов и «легким деньгам» – причем уже сейчас ведутся разговоры о непосредственном печатании денег для финансирования дефицита. Такова полная противоположность тому, что я назвал «волшебной формулой», – и моя последняя книга, носящая такое название (The Magic Formula) документирует долгую историю стран, самоуничтожившихся подобным методом. Данный план прост, эффективен и может найти сторонников как среди левых, так и среди правых. Конгресс может ухватиться за него как за быстрый выход из ежедневных мучений текущих проблем. Или, возможно, нас ждет большой кризис; и тогда нам понадобится план по восстановлению от него. Как бы то ни было, возвращение к нашим конституционным принципам, проверенным двумя столетиями мирового успеха, – это лучший план, чем мог бы изобрести кто-либо другой.

аватар

Льюис, Нейтан

Lewis, Nathan

Глава компании New World Economics, автор труда о монетарной роли золота Gold: the once and future money - "Золото: деньги прошлого и будущего".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.