Возвращение кризиса суверенных долгов

Автор: Эрик Фрай (Eric Fry)

Вчера американский фондовый рынок продолжил демонстрировать показной оптимизм, когда промышленный индекс Доу-Джонса нарастил 33 пункта до 12427, достигнув самого высокого уровня закрытия почти за три года.

Конечно, экономика США проявляет признаки жизни, но эти признаки больше похожи на сорняки на братской могиле правительственных усилий по стимулированию. Даже на расстоянии – скажем, из Вашингтона, Округ Колумбия, - можно почуять запашок гниения правительственных финансов.

Зловоние неизбежно. Запах умирающего государства всеобщего благосостояния заполняет воздух, будь мы в Афинах, Сакраменто, Токио или Лиссабоне. В то время как самое слабое из таких государств движется к «темной ночи», кажется, что мировые рынки акций это не волнует.

Угроза закрытия правительства в Америке и/или португальский дефолт в Европе – это просто пустяки по сравнению с «повышательным сюрпризом в рентабельности» в Bed, Bath and Beyond (в магазине по продаже товаров для дома. – Ред.).

Но инвесторы очень хорошо помнят, что умирающие корпорации – и безнадежно испорченные ценные бумаги, выпускаемые ими, - не приходят в упадок мгновенно. Разрушение занимает какое-то время… иногда намного больше, чем могли бы представить большинство людей.

Чуть более года назад ваш калифорнийский редактор предположил, что греческий долговой кризис начала 2010 года станет гораздо более серьезным событием, которое развернется приблизительно так же, как кризис subprime, банкротство Lehman-Bros. и бюджетный кризис 2007 и 2008 годов.

В своей речи в начале прошлого года он отметил: «Все думают, что Греция выберется из этой неприятности с помощью режима экономии и помощи немцев. Я не уверен в обоих предположениях…

Финансовые проблемы Греции не уникальны; они носят знаковый характер. Суверенные заемщики вышли из-под контроля. Греция – это просто образ всей Европы и США.

Так что я считаю Грецию аналогом Bear Stearns надвигающегося кризиса государственной задолженности. Вы, возможно, помните, что в июне 2007 года Bear Stearns вмешался, чтобы спасти два своих хедж-фонда, предоставив залог $3,2 млрд.

Девять месяцев спустя, в марте 2008 года, JP Morgan Chase поглотил функционально обанкротившийся Bear. И в этот момент большая часть официальной элиты Уолл-стрит поверила, что кризис предотвращен.

Но через шесть месяцев, 15 сентября 2008 года, Lehman Bros. объявил себя банкротом. Все остальное вошло в историю. Забавно вспоминать, что между первыми [явными] признаками трудностей в американском финансовом секторе и банкротством Lehman прошло 15 месяцев. Так что делайте отметки в своих календарях; кризис государственной задолженности должен развернуться к маю 2011 года – как раз тогда и пройдут 15 месяцев после появления первых заголовков о Греции».   

До этого момента предсказания вашего редактора кажутся, по большей части, ошибочными. По прошествии почти 14 месяцев из этого срока никакого кризиса не наблюдается. На большинстве европейских фондовых рынков наблюдается повышательный тренд, и евро держится вблизи 15-месячного максимума к доллару.                

«Просьба Португалии о помощи можно считать рубежом, после которого Европа окончательно справилась со своим долговым кризисом, - триумфально объявило этим утром Associated Press. – В отличие от предыдущих обращений за выкупом, португальский случай был встречен всеобщими опасениями на финансовых рынках и гаданиями, какая страна будет следующей».

Несмотря на кажущееся спокойствие, ваш редактор все еще не готов отказаться от своей «кризисной хронологии». Между нынешними проблемами в Европе и американским кризисом 2008 года наблюдаются некоторые параллели.

Во-первых, обратите внимание на удивительно похожую траекторию движения португальских 5-летних кредитно-дефолтных свопов (CDS) за последние 14 месяцев в сравнении с пятилетними кредитно-дефолтными свопами Goldman Sachs с начала 2007 по сентябрь 2008 года. [Проще говоря, кредитно-дефолтные свопы – это «страховка от дефолта». Следовательно, цены растут в соответствии с увеличением возможности дефолта.]

CDS Goldman Sachs И Португалии

График цен как на португальские CDS, так и на свопы Goldman демонстрирует стремление вверх и отражает растущее беспокойство в виде зазубрин, но паники нет. Тогда, в случае с Goldman Sachs, в дни, последовавшие за банкротством Lehman, беспокойство превратилось в панику за одну ночь.

Возможно, такая же судьба уготована и европейским рынкам государственных долговых обязательств… и самому евро.

«Учитывая, как развивался кризис в течение двух последних лет, мы с трудом представляем, что активация программы помощи для Португалии положит конец инфекции, - заявил Ник Мэттьюс (Nick Matthews), старший специалист по европейской экономике Royal Bank of Scotland. – Поэтому мы придерживаемся мнения о том, что страны с высоким уровнем частной и суверенной задолженности не будут защищены от дальнейшей потери доверия участников рынка».

Аминь.

Несмотря на так называемое сдерживание банкротства португальского правительства, банки страны публично отказались приобретать новые правительственные облигации. Тем временем, никто на европейском континенте не может сказать, какого объема помощь может или не может получить Португалия.

И даже после получения кредита Португалии все равно придется иметь дело с рынками капитала, которые потребуют ростовщических ставок, чтобы вообще предоставить хоть какой-то капитал. История еще не кончилась, ребята.

Широко распространенное государственное банкротство вкупе с вонью гниющих правительственных финансов, может и не оказать мгновенного медвежьего давления на рынки, но я сомневаюсь, что это давление будет бычьим.

THE DAILY RECKONING

Финансово-экономический портал.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.