Высокая стоимость кредита – так ли уж это плохо? Часть вторая

Автор: Владислав Январев

Причины: кейнсианская и австрийская экономические школы

Современная теория управления экономикой берет свое начало от рекомендаций Дж. Кейнса по выходу из Великой Депрессии – чтож, все финансовые кризисы имеют что-то общее. Очень упрощая, его советы можно свести к двум пунктам:

  1. Во время экономического бума государство должно запасать деньги, оттягивая их из системы (в частности, возможно повышение налогов и пр.)
  2. Во время экономического спада дабы люди не сидели без работы, и промышленность оживала, государству следует размещать заказы на разное социальное производство и вбрасывать запасенные деньги в экономику.

За счет двух вышеуказанных мир очевидным образом предлагается сглаживать циклы, которые в нашей модели соответствуют подъему и падению X (доверия) путем вброса необходимого доверия (денег) в нужный момент в систему.

Нельзя не отметить, что эти рекомендации в определенной степени разумны... однако их употребление в настоящей ситуации происходит по другим правилам, что приводит к серьезным проблемам.

Считается, что Кейнс выступает в своих рекомендациях как сторонник монетарного регулирования экономики – т.е. управления деньгами для управления экономикой. Однако де-факто его идеи отличаются от современных их трактовок, в частности, в следующих пунктах:

Во-первых, оригинальная рекомендация Кейнса касалась трат денег на социально значимые проекты; при этом не спасались заведомые банкроты, производящие непонятно что. В этом смысле очистительный смысл кризиса сохранялся, однако рабочим приходилось часто переходить из обанкротившихся предприятий в сферу государственных социальных проектов. В современном же варианте вброс денег в экономику в основном происходит с помощью понижения учетной ставки и, конкретно в нашем случае, с помощью программы печати денег QE ФРС. Вроде бы похоже – да не совсем то; в данном случае неэффективные предприятия просто перекредитовываются и по-прежнему продолжают высасывать доверие из экономики (например, банки). В этом смысле целовое финансирование инфраструктурных проектов в России как раз может считаться эффективным стимулированием экономики по Кейнсу, а вот уменьшение стоимости кредита – нет.

Если бы меня попросили в одной фразе обосновать, почему кредиты не решают проблем экономического роста, то, наверное, я бы сказал следующее, пускай и немного грубо:

От того, что дуракам дают кредиты, экономика расти не станет.

Во-вторых, рекомендации Кейнса касались времен золотовалютного стандарта, где деньги были привязаны к некоторому эквиваленту из драгоценных металлов (золото и серебро) – и, следовательно, любое стимулирование экономики не могли создать столь значительный дисбаланс, как это мы видим сейчас. (Например, объем рынка деривативов в 2011 г. – производных финансовых инструментов, де-факто тоже символизирующих доверие, составляет 600 трлн. долларов – в 10 раз больше мирового ВВП 4). Соответственно, необходима была и рекомендация накопления средств во время экономического бума – так как во время спада могли быть потрачены только те средства, которые были накоплены.


Короче говоря, сейчас все очень-очень плохо. Де-факто современная экономика стоит не столько на доверии граждан и потреблении ими услуг (реальный сектор), сколько на эмиссии денег и переброске средств банками и другими финансовыми организациями (финансовый сектор). Проблема тут в том, что без адекватного распределения доверия сложно понять, что именно требуется производить, в результате чего компетентные люди перетекают в финансовый сектор, поскольку там проще получить деньги; а реальный сектор тем временем съеживается и становится неэффективным.

Отвлечемся на время от кризиса и зададимся вопросом – а есть ли другая финансовая теория, которая может служить основой для принятия решений?

Да, такая школа есть. Она осталась в тени кейнсианства после того, как та помогла успешно преодолеть Великую Депрессию, и сейчас не является основной. Это – австрийская экономическая школа, одним из основателей которой был Людвиг фон Мизес.

Перечислим некоторые идеи австрийской школы касательно проблемы денег:

  1. Деньги являются ценным товаром. Ценным по ряду причин – они удобно делимы, компактны, не портятся и т.д.
  2. Исходя из того, что они являются ценным товаром, никто не должен получать деньги просто так (запрет на эмиссию необеспеченных, бумажных денег).
  3. Также как и другие товары, деньги могут дорожать относительно других товаров (дефляция) или дешеветь (инфляция). Эти колебания в какой-то мере естественны; в той же мере, как недопроизводство или перепроизводство товара.

Можно сказать так – австрийская экономическая школа рисует мир, где практически невозможно долгое накопление доверия в инструментах, поддерживаемых на уровне государства. Безусловно, в этом мире существуют расписки и договора с отложенным платежом – однако их объем никогда не будет велик. При этом, понятное дело, постоянно будут совершаться микрокризисы, связанные с тем, что кто-то не смог исполнить собственные обязательства, однако такие кризисы будут локальными и никогда не будут затрагивать весь мир.

Условно говоря, у отсутствия госрегулирования, которое заменяется постоянной саморегуляцией и микрокризисами есть две стороны:
1. Визуально случаев обмана доверия станет больше.
2. Однако совершенно невозможно будет долгое накопление обмана/искажений в финансовой системе.

Посмотрим, как это отразится в нашей модели.
Сделаем два предположения:
1. Деньги граждан – это ценный металл (золотой или серебряный стандарт). Обмен денег на товар не порождает увеличение/уменьшение доверия, эмиссия невозможна.
2. Граждане (и фирмы) имеют право давать в долг, заключая индивидуальные договора. Получающиеся договора отражают деньги как доверие. Вероятность исполнения этих договоров сильно ниже, чем при госрегулировании.

Данный вариант рассматривается в оригинальной статье в районе рисунка 4 как пример моделирования слаборегулируемого рынка:

Несложно заметить, что в нем амплитуда колебаний доверия невысока (максимум X в районе 3.3, в то время как в предыдущих примерах она была X=12 и X=60 в случае эффективной регуляции рынка), и хоть циклы (кризисы) и происходят часто, они не будут затрагивать систему в целом, т.к. она базируется на твердых деньгах (драгметаллы), которые не требуют стороннего доверия.


Итак, теоретическая возможность для недопущения текущей ситуации на следующем этапе цикла экономического роста есть – пусть и выражается она в австрийской школе в том, что финансовый сектор с его деривативами не нужен, а на рынке нужно держать ухо востро, иначе обманывать граждан будут много и часто (но – не по-крупному). Однако до нового этапа роста еще надо дойти... и поэтому перейдем к финальной части статьи, в которой наконец-то разберем, как все вышесказанное отражается в теперешней ситуации в России.

Россия и финансовый кризис

Итак, исходя из всего что мы знаем – что же происходит в декабре 2014 года в России?

Во-первых, совершенно не то, что «на Западе все в порядке, а Россию лихорадит».
Как мы уже поняли, на Западе совершенно не все в порядке; на Западе колоссальный долг, который нужно постоянно тушить новыми вливаниями. Международное доверие измеряется в долларах, и рано или поздно это доверие должно рухнуть, так как оно уже давно отражает ситуацию в финансовой, а не в реальной сфере экономики.

Итак, к России применили санкции, и наши предприятия, наполненные долларовой ликвидностью, не могут более перекредитоваться на Западе. Локально можно сказать – доверие в долларах не растет (в долг не дают, а напечатать не можем), поэтому у нас начинается кризис и колоссальный спрос на доллар, который идет вверх. Заметим – это аналог того кризиса, который рано или поздно произойдет во всем мире – только он у нас начался раньше. В этом есть очень серьезные плюсы – согласно модели, после очищающего спада и череды банкротств неэффективных предприятий произойдет новый рост. Если у нас раньше кризис, и мы раньше избавимся от токсичного доверия, выраженного в долларах, то тем раньше мы сможем выйти на новый этап развития.

В этом смысле сжатие рублевой массы, которое провел ЦБ, увеличив учетную ставку и повысив тем самым стоимость кредитов, стоит считать правильным. Обратное действие, вливание денег в экономику, которые многие последователи Кейнса рекомендуют как способ её стимуляции («тушение пожара бензином»), приведет к тому, что мы не сможем избавиться от неэффективных предприятий, и будем вынуждены постоянно их подкармливать, раздувая финансовый сектор. Учитывая то, что США эффективнее в манипуляциях в финансовом секторе (он у них банально больше плюс у них под контролем находится система рейтинговых оценок, а также рынок деривативов), мы бы этим действием в перспективе подставили бы экономику под удар.

Итак, во-первых, мы переживем кризис до того, как он станет общемировым и, возможно, он у нас из-за это пройдет легче. Во-вторых, мы раньше выйдем на следующую волну роста, опираясь уже на чисто рублевые инструменты и только на локальное доверие.

Действия России по точечному финансированию инфраструктурных проектов (делать то что надо, а не раздавать деньги/кредиты всем) в этом контексте также представляются довольно правильными.

В идеале мне бы хотелось видеть еще и внедрение идей австрийской школы экономики для недопущения масштабных кризисов в будущем, но это отдельная тема для разговора.

Для отдельных граждан и предприятий – эпоха дешевых денег закончилась; а скоро она закончится и на Западе, так что не сильно завидуйте. Придется доказывать нужность того, что вы производите и выцарапывать деньги у клиентов и заказчиков.

Если у вас есть кредит, постарайтесь поставить его под контроль, эффективно производя и зарабатывая.
Если у вас нет кредита и вы успешно что-то продаете, то вы в очень хорошей ситуации, хотя число заказов у вас тоже будет некоторое время снижаться, т.к. денег нет у других. Зато за вашими деньгами станут все охотиться, и первым примером являются банки, которые уже подняли рублевую ставку по депозитам до 20% годовых.

После кризиса обязательно начнется новый рост.
А этот мы переживем. Не впервой.


4 http://goldenfront.ru/articles/view/derivativy-bomba-na-600-trillionov

Комментарии 3

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

kraken 25.12.2014 в 01:47
Срочно надо выпускать в обращение , наравне с долларом, огромные партии Российской золотой ходячки, типа сеятелей. Например Князь Владимир 2015 назвать. Унция, полунции, четверть, 1/10. Все Российские монеты из драгмета должны продаваться и покупаться без лишних вопросов в спец обменниках при каждом банке, с минимальнейшим спредом. Сбер, как самый негодный и непутный контрагент, должен быть отстранён от этого мероприятия. Пусть Сочами торгует и пруфом по полтиннику штука... Очевидное решение борьбы с долларизацией страны, лежащее на поверхности.
сергей 25.12.2014 в 12:01
ну раз ты сказал
nubie 31.12.2014 в 04:56
kraken по закону Грешэма золотая ходячка моментально исчезнет из оборота :))