Журнал Forbes: самодостаточные землевладельцы «заблуждаются» и «паразитируют на гражданском обществе»

Источник: THE ORGANIC PREPPER

препперы

Всегда интересно читать, как кто-то самоуверенный и лицемерный пишет невежественное обличение самоуверенности и лицемерия другой группы людей. Поэтому, когда я увидел, что экономист из Moody’s и Forbes написал статью, где назвал самодостаточных землевладельцев (гомстедеров) «заблуждающимися», я знал, что стоит ждать потешной дезинформации.

Статья под заголовком «Дорогие гомстедеры, самодостаточность – заблуждение» (Dear Homesteaders, Self-Reliance Is a Delusion) была опубликована несколько дней назад на сайте Forbes. Уже в первом абзаце вы поймете, что статья не очень глубокая, потому что автор утверждает, что он знает о самодостаточной жизни, потому что он «большой поклонник передач о готовящихся к концу света, гомстедерах, выживальщиках и вообще людях, живущих не как все».

И каково экспертное мнение этого судьи самодостаточности?

«… Когда я смотрю эти передачи, меня не покидают мысли об их центральном заблуждении: люди, живущие не как все, не самодостаточны, они паразитируют на гражданском обществе, правительстве и социальной поддержке, то есть на всем том, во что вносят вклад все остальные…

Люди в этих передачах часто описывают очень романтичное видение выбранной ими жизни и лежащей в ее основе морали. Они описывают себя как полностью самодостаточных и критикуют остальное общество как зависимое и лишенное этой самодостаточности. Согласно им, обеспечивать себя, заботиться о своих потребностях и, часто, быть готовым выжить, если общество погибнет, – это высшая добродетель».

Во-первых, позвольте мне сделать паузу и рассказать вам об авторе. Согласно его биографии на Economy.com:

«Адам Озимек (Adam Ozimek) – заместитель директора и старший экономист в уэстчестерском офисе Moody’s Analytics. Адам специализируется на экономике штатов и регионов, а также на американском трудовом рынке и демографии. До Moody’s Analytics Адам был старшим экономистом и директором по исследованиям в экономической консалтинговой компании Econsult Solutions. Он получил степень Ph. D. по экономике в Университете Темпл и степень бакалавра экономики в Уэстчестерском университете».

Отсюда я могу сделать вывод, что гомстединг и самодостаточная жизнь – не его конек. То есть, он может съездить на фермерский рынок Westtown Amish Market в Пенсильвании, но я готов поспорить на деньги, что это его самый близкий контакт с какими бы то ни было реальными, живыми, самодостаточными землевладельцами.

Его мало обдуманные аргументы, похоже, в основном сосредоточены на здравоохранении. Он озадачен вопросом о том, что случится, если гомстедер заболеет или травмируется.

«Герой шоу «Живи свободным или умри» (Live Free Or Die) – мужчина примерно 65 лет по имени Колберт – живет один среди болот Джорджии… Я всегда задаюсь вопросом, что будет, если он поскользнется и упадет и не сможет больше обеспечивать себя. Он, вероятно, в итоге получит больничное лечение за счет Medicare и, возможно, затем попадет в приют, также оплачиваемый Medicare».

Или…

«Другой пример из «Живи свободным или умри» – Тони и Амелия, пара, живущая в простом, автономном хозяйстве в Северной Каролине. Когда я смотрю на них, я задаюсь вопросом: что будет, если один из них серьезно заболеет и простая автономная домашняя медицина не сможет ему помочь. Скажут ли они: «Мы выбрали свою судьбу, и теперь мы умрем», – или же они станут искать лечения в больнице за счет благотворительной программы или, возможно, Medicaid, так как сами они не смогут оплатить?»

Д-р Озимек упускает из виду то, что большинство гомстедеров платят налоги. Думает ли он, что жизнь в самодостаточном хозяйстве освобождает от налога на недвижимость? Полагает ли он, что на их автомобилях нет номерных знаков, или что они покупают топливо без обязательного штатного налога на бензин? Или, может, что у них есть какая-то специальная карточка, позволяющая покупать, например, продукты без налога на добавленную стоимость? Возможно, оборудование гомстедеров, такое как тракторы, инструменты и автономные устройства, также приобретаются без какой-либо отдачи для «общества».

Точно так же он полагает, исходя из своих огромных познаний, полученных из просмотра телевизора, что самодостаточные землевладельцы не зарабатывают денег и не имеют страховки. Я знаю гомстедеров, ушедших в отставку с другой работы и имеющих неплохую пенсию и отличную медицинскую страховку. Я знаю других, хорошо зарабатывающих за счет своего хозяйства. Есть также те, кто живет просто после многолетней работы для оплаты хозяйства, или же семьи, где один из супругов постоянно работает, чтобы поддерживать хозяйство.

Но Озимек, чья информированная точка зрения основана лишь на самой экстремальной группе, показываемой в телевизионных шоу, создаваемых для рейтинга и прибыли, не понимает этого. Он продолжает отстаивать превосходство несельскохозяйственного образа жизни:

«Если бы все мы жили «самодостаточной» жизнью, к чему часто призывает Тони, тратя большую часть времени на базовое натуральное сельское хозяйство, то современных больниц не существовало бы. Только благодаря тому, что большинство из нас предпочитают не жить сельскохозяйственной «самодостаточной» жизнью, подобная помощь доступна Тони, Амелии и, возможно, их будущим детям. А что если они оба станут слишком слабыми, чтобы обрабатывать землю? Станут ли они голодать до смерти, или же они будут выживать за счет социальной поддержки, предоставляемой нашим правительством, такой как продуктовые карточки?

Справедливости ради, Тони, Амелии и Колберту, вероятно, стоило бы отказаться от современной медицинской помощи и скромной социальной поддержки при несчастном случае или болезни и просто выбрать смерть. Не думаю, что большинство гомстедеров на это способны, но мы не знаем».

Да, потому что гомстедеры не могут заниматься ничем, кроме своего хозяйства.

Одни люди – производители, другие – потребители.

Озимек думает, что человек, обладающий обширными навыками, требуемыми для автономной жизни, будет совершенно неспособен найти работу и вынужден будет жить за счет пособия, если с его хозяйством что-нибудь случится.

Но он упускает из виду то, что его приятный «цивилизованный» образ жизни полностью полагается на высмеиваемый им тип людей. Он забывает, что кто-то где-то выращивает его еду. Кто-то где-то заботится о том, чтобы в его доме было электричество. Кто-то заботится о работе его водопровода, кто-то ремонтирует его систему отопления, если она сломается, а кто-то транспортирует покупаемые им товары в магазин, где кто-то эти товары ему продает.

Но вот что происходит, когда кто-то – только потребитель, но не производитель. Он думает, что производители по какой-то причине менее достойны, и что если они неспособны производить то, что потребляют потребители, то у них не будет совершенно никакого выбора.

В самодостаточных землевладельцах замечательно то, что мы не ограничены чем-то одним. Мы можем производить всевозможные вещи и предоставлять всевозможные услуги. Это называется «владеть навыками».

Большинство самодостаточных землевладельцев – не звезды реалити-шоу.

Так как его аргументы полностью основаны на просматриваемых им телепередачах, автор не понимает, что самодостаточность значит для тех из нас, кто не является телезвездами.

А она значит:

  • Мы сами выращиваем значительную часть своей еды, потому что предпочитаем знать о ее происхождении.
  • Мы сами выращиваем мясо, потому что не согласны с тем, как обращаются с животными на агропромышленных фермах.
  • Мы используем собственные источники энергии либо потому, что придерживаемся «зеленых» взглядов, либо просто потому, что не хотим быть зависимыми от «умной» электросети.
  • Мы учимся самостоятельно изготавливать продукты для чистки, купания и удовольствий жизни, потому что не хотим, чтобы в нашем доме были токсичные химикаты.
  • Мы предпочитаем обходиться без посредников и тратим свое время на то, чтобы самостоятельно изготавливать различные вещи, тогда как большинство людей работают часами, чтобы купить их у кого-то, кто их изготовил.
  • Мы реже бываем у врача, потому что: а) мы не большие любители медикаментов; б) мы можем самостоятельно позаботиться о пустяках; и в) наш здоровый образ жизни означает, что у нас меньше шансов заболеть. (Хотя это и не всегда так – даже самодостаточные землевладельцы могут заболеть. В таких случаях мы используем свою страховку или платим за лечение из собственных сбережений. Как и любой другой человек).
  • Мы меньше нуждаемся в деньгах, потому что мы меньше нуждаемся в чем бы то ни было.

Но тому, кто всю еду и другие товары покупает в магазине, а лекарства – в аптеке, может быть трудно понять удовольствие, получаемое от непосещения этих мест.

Но безопасность…

Конечно, если самодостаточные землевладельцы выдержат все другие тесты автора из Forbes, он все же может отбросить их заслуги, превратившись в закоренелого государственника.

«Но даже если они отказываются от помощи и поддержки, они все равно пользуются преимуществами современного гражданского общества благодаря защите частной собственности, верховенству права и армии, гарантирующей их безопасность и защищенность.

Многие сторонники автономного образа жизни любят фантазировать, будто они пребывают в безопасности благодаря своей коллекции огнестрельного оружия и навыкам самообороны. Но насколько им это поможет в обществе без верховенства права, эффективного правительства и правоохранительных органов? Гомстедерам, уверенным, что их безопасность – в их собственных руках, следует попробовать пожить автономно в Сирии и узнать, как далеко заведет их самозащита.

Но гомстедеров защищает не только полиция и армия, но также общее благосостояние. В развитом мире всем доступно базовое образование, и большинство желающих работать могут трудоустроиться. Жизнь в процветающей современной экономике означает, что гомстедеры могут считать свою защищенность от насилия чем-то само собой разумеющимся, и их вряд ли выселят из их домов бродящие разбойники».

Итак, согласно Озимеку, сам факт нашего существования в этой стране означает, что никто из нас не самодостаточен. Не укладывается в голове, как этому парню удалось написать и защитить докторскую диссертацию.

Так зависимые люди оправдывают свою зависимость.

Я полагаю, что все сводится к тому, что это помогает Озимеку и ему подобным оправдать то, что они живут без каких-либо практических навыков. Если в отдаленной перспективе действительно возникнут проблемы, то кто больше всего преуспеет: человек с докторской степенью по экономике или тот, кто умеет добывать еду?

Реальность такова, что чем меньше мы требуем от общества, тем меньше у этого общества власти над нами. Наш образ жизни позволяет нам в какой-то мере дистанцироваться от суеты. Нам не нужно зарабатывать много денег, потому что мы не живем в потребительской матрице, поглощающей огромную часть нашего общества. Мы довольствуемся простой жизнью, вместо того чтобы метаться от одной непродуктивной деятельности к другой.

Большинство из нас не отказывается от всех преимуществ жизни в современном обществе. Не обязательно придерживаться принципа «все или ничего». Корпоративная должность не мешает самостоятельно выращивать помидоры, как и разведение коз не мешает иметь медицинскую страховку.

Многие люди никогда не узнают, какая это радость – готовить еду из продуктов, полностью выращенных в собственном огороде. Я провел много лет в корпоративном мире, и я могу сказать, что приносит мне большее удовольствие.

В обществе, где практически каждый 24 часа в сутки подключен к электронным устройствам, полезно отдалиться от всего этого и разорвать зависимость от постоянной стимуляции. Полезно не всегда обменивать свое время на вещи, изготавливаемые кем-то другим, пока вы работаете над чем-то, что, если смотреть правде в глаза, в каком-то роде бессмысленно в общей схеме выживания.

Если д-р Озимек хочет поговорить о заблуждениях и превосходстве, то ему не нужно далеко идти за вдохновением – достаточно просто посмотреть в зеркало.

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Камиль 14.08.2017 в 08:42
отличная статья. сеятель